Главная

Авторизация

Регистрация только для лиц, имеющих какое-либо отношение к Кривандино и краю. Для подтверждения отправьте письмо на e-mail администратора сайта





Забыли пароль?

Кто он-лайн

Сейчас на сайте:
Гостей - 8

Статистика

посетителей: 1777747
Патриарх Кривандинской школы Версия в формате PDF Версия для печати Отправить на e-mail
Написал Administrator   
24.12.2008
К 110-летию со дня рождения Дмитрия Васильевича Орлова
  

 

В декабре прошлого года в Кривандинской средней школе с участием многочисленных гостей в торжественной и праздничной обстановке, по тщательно продуманной, насыщенной и разнообразной программе было отмечено 130-летие основания Кривандинского земского училища. В декабре же этого года исполняется 110 лет со дня рождения Дмитрия Васильевича Орлова, возглавлявшего Кривандинскую школу свыше тридцати лет. До сих пор его справедливость и облик вызывают не просто уважительное, а почтительное отношение к нему.

По причине присущей Дмитрию Васильевичу сдержанности кривандинцам, в том числе и преподавателям, мало что было известно о его жизни, в частности, о том, откуда он родом, кем были родители, какое получил образование, чем награждался. Теперь, благодаря подробным биографическим сведениям, полученным из Центрального архива общественно-политической истории Москвы и Российских государственных архивов социально-политической истории и новейшей истории, многое стало известным.

Дмитрий Васильевич и сейчас представляется воплощением спокойствия, но, как оказалось, судьба его отмечена крутыми поворотами.


Родился он далеко от Кривандино. Произошло это событие 25 декабря 1898 года в селе Беляевка Оханского уезда Пермской губернии. Село было волостным центром и довольно большим. Когда Дмитрий Васильевич, проработав в нем свыше двух лет заведующим начальной школой, отплывал навсегда от местной пристани, в Беляевке проживало более полутысячи жителей. Было это в 1925 г. Само село лежит на реке Каме, ширина которой достигает здесь четырех километров. Это столько же, сколько составил его последний путь в 1973 году из Кривандино к «вечной пристани» у храма Параскевы Пятницы в старинном селе Туголес.

С 1835 года и по сию пору в Беляевке стоит каменный  Рождество-Богородицкий храм, ныне памятник всероссийского значения, возведенный  князем С.М. Голицыным. Небезынтересно, что последний был племянником вице-канцлера в правительстве Екатерины II и одного из почетных благотворителей Москвы князя А.М. Голицына. Александр Михайлович же известен нам еще и тем, что по причинам неизвестным и загадочным «немало поспособствовал» возведению второго храма в старинном селе Кривандино – храма Покрова Пресвятой Богородицы (1776 г.), в то время, как здесь уже издавна стоял храм Воскресения Христова, первое письменное известие о котором относится к 1640 году.

Отец Дмитрия Васильевича был священником и служил в Рождество-Богородицком храме. Как было принято тогда, он преподавал в местной церковно-приходской школе главный предмет – Закон Божий. Поэтому его сын познакомился в детстве с учительским трудом, его домашней стороной, невидимой для других учеников.

По очень давней традиции сын священника должен был получить духовное образование и тоже стать священником, для чего сначала нужно было пройти курс обучения в Духовном училище и Духовной семинарии. Однако, в конце семидесятых годов позапрошлого века последовала окончательная отмена сословной замкнутости духовенства и поэтому не возбранялся свободный выбор дальнейшего образования детей. Отец выбрал путь светского образования и после окончания начальной школы отправил одиннадцатилетнего сына в далекий Тамбов для учебы в гимназии. Очевидно, там жил кто-то из родственников. Это был первый крутой поворот. Позади как-то неожиданно остались столь привычные родительский дом и родные места.

В 1918 году Дмитрий успешно завершает гимназический курс обучения, включавший такие предметы, как Закон Божий, чистописание, русский, церковнославянский французский, немецкий, латинский и греческий языки, история, математика, логика, физика, география, рисование и черчение. Знания по последним трем предметам скоро особенно пригодятся.

Гимназическое образование давало возможность поступления в высшее учебное заведение, в том числе и в университет, но об этом пришлось надолго забыть. В начале 1917 г. губернский центр Тамбов был, несмотря на то, что страна жила в условиях войны, довольно благополучным городом. Достаточно сказать, что при населении в 70 тысяч человек в городе работало на десяток больше кинотеатров, чем сейчас, при населении в 360 тысяч жителей. И учебных заведений на тысячу человек было намного больше. К концу лета того же года город был уже совсем другим. В нем хозяйничали уголовники, отпущенные из тюрем, с каторги и солдаты из разложившихся резервных полков и дезертировавшие с фронта. Солдаты резервных полков пропивали ворованное со складов военное имущество, нападали на улицах на горожан и отнимали у них деньги и вещи.  А по ночам и уголовники, и солдаты совершали в домах и квартирах кражи и грабежи, которые нередко кончались  убийством всей семьи. В других городах положение было не лучше.

Дмитрий возвращается в Беляевку и начинает работать учителем в местной начальной школе. Так началась его педагогическая деятельность, которая … быстро закончилась. В январе 1919 г. сын священника и, можно сказать, вчерашний гимназист оказывается … в Красной армии. Дело в том, что как в Красную, так и в Белую армии проводилась принудительная, в основном, мобилизация. Принудительная потому, что крестьян, да и не только крестьян, желающих повоевать после изнурительной Первой Мировой войны, почти не находилось. Кстати, Первую Мировую вначале, в патриотическом порыве, называли Второй Отечественной войной (первой считалась война 1812 года). Ну а если бы он не оказался в Красной армии, то немногим позднее его вполне могли забрать в Белую армию. В марте 1919 г. части армии А.В.Колчака входят в уездный центр Оханск и в уезде объявляется мобилизация.

Дмитрия Васильевича направляют в 28-ю пехотную дивизию, в которой ему придется прослужить целых пять лет. Вначале он был чертежником в штабе дивизии. Работа солдат-чертежников заключалась в том, чтобы под руководством офицеров-топографов готовить боевые карты и схемы, охватывавшие фронт дивизии длиной 25 км и глубиной в 10 км.   Требовались уже специальные картографические и географические познания, многие из которых он, будучи пытливым человеком, не мог не почерпнуть у бывших царских офицеров, служивших в штабе. Эти познания впоследствии определили выбор им предмета преподавания в школе.

«Этот весьма эрудированный … человек держался всегда спокойно, говорил тихо, немногословно. И, может быть, поэтому казался несколько замкнутым, суховатым... Вскоре я убедился … интеллигентный, умный, уравновешенный и отзывчивый человек». Каждый, кто более или менее хорошо знал Дмитрия Васильевича, подумал бы, конечно, что это о нем и оказался бы, по сути, прав. Так охарактеризовал в своих мемуарах маршал И.Х.Баграмян бывшего царского офицера А.П.Покровского, возглавлявшего оперативное отделение штаба 28-й дивизии, которое тесно взаимодействовало с топографической службой. Родился А.П.Покровский в Тамбове, тоже, как и Дмитрий Васильевич, в 1898 г., а его фамилия ясно указывает на происхождение. Им было о чем поговорить.

Неудивительно, что уровень образованности, способностей и дисциплинированности молодого красноармейца был довольно быстро и высоко оценен – в марте 1920 года Дмитрий Васильевич становится сразу помощником начальника штаба дивизии, что означало существенные повышение ответственности и расширение круга обязанностей. Здесь мог бы быть новый крутой поворот. Быстро полученная непрофессионалом и очень высокая, по сравнению с должностью чертежника, должность помощника начальника штаба, открывала большие перспективы для военной карьеры, если бы он воспользовался вполне реальной возможностью для получения офицерского образования. Вот как происходило вначале повышение в должности, например, будущего маршала К.А. Мерецкова (родился в 1897 г.), выпускника земского училища (начальной школы) и вечерних классов для взрослых рабочих, работавшего слесарем: помощник начальника штаба дивизии, начальник штаба бригады (бригада меньше дивизии), начальник штаба дивизии, начальник штаба корпуса (корпус больше дивизии), помощник начальника штаба округа (округ больше корпуса), начальник штаба округа. Тоже будущий маршал А.М.Василевский (родился в 1895 г.), сын священника, выпускник духовной семинарии и участник Гражданской войны, окончивший в 1915 г. офицерское училище и после этого еще долго не оставлявший давнюю мечту стать агрономом, стал все-таки профессиональным военным. Но, думается, Дмитрий Васильевич мечтал во что бы то ни стало остаться сельским учителем и так продолжить дело отца. Что касается дальнейшей судьбы А.П.Покровского, то он закончил службу в звании генерал-полковника, в 1943-44 гг. был начальником штаба Западного фронта, с 1953 г. работал начальником Военно-научного управления Генерального штаба.

28-я дивизия вначале отступала перед частями армии А.В.Колчака с очень упорными боями, за что получила название «Железная», а затем приняла участие в общем контрнаступлении в направлении Перми и Екатеринбурга. После взятия Екатеринбурга дивизия была переброшена на Царицынское направление Юго-Восточного фронта для борьбы против частей армии А.И.Деникина. На этом направлении вела бои, в результате которых были взяты Пятигорск, Владикавказ, Грозный и Баку. Во время этих походов Дмитрию Васильевичу довелось повидать быт жителей и природу заволжских степей, Предуралья, Удмуртии, Кубани, Кабарды, Балкарии, Дагестана, Чечни, Ингушетии, Азербайджана, Осетии и Армении.

Наступают май 1923 года и долгожданная демобилизация. Дмитрий Васильевич по возвращении в Беляевку назначается заведующим местной начальной школой. Сохранилась краткая и, по своему, исчерпывающая, характеристика заведующего школой, данная современником. Последний отмечает, что с крестьянами он прост и искренен («без задней цели»), обладает у них авторитетом, всегда дает понятные ответы на их вопросы и дельные советы. Излишне, по-видимому, говорить о ценности такой помощи, ведь подавляющее большинство крестьян было, в основном, малограмотным и безграмотным, очень часто не знало, например, куда и как нужно обращаться по жизненно важным вопросам. А особенно ценили крестьяне отсутствие высокомерия.

 В тогдашней организации школьного образования царит хаос, вызванный  ликвидацией классно-урочной системы, отказом от стабильных программ и учебников, отменой всех экзаменов,  обязательных домашних заданий и исключением наказаний для учащихся. «До основанья, а затем…». Кроме того, считалось правильным, если учитель 70% своего времени тратит на общественную работу и только 30% – на школу. Указания сверху сыпались в изобилии, а как их выполнять, не знал никто. И, наконец, финансовые средства практически не выделялись. Вот в таких условиях и пришлось, собственно, начинать Дмитрию Васильевичу. Тем не менее, школа, руководимая им, постепенно успешно преодолевает трудности и начинает числиться более, чем на хорошем счету.  Но хорошего настроения нет и не может быть. Батюшка уже отошел в вечность, а его сына травят «поповским» происхождением ретивые атеисты.  В результате – еще один крутой поворот – в 1925 г. он вынужден покинуть родное село.

Дмитрий Васильевич приезжает в наши края и начинает работать учителем в деревне Алексино-Туголес. Нужно отметить, что требования по вовлечению учителей в общественную работу по-прежнему нарастают и настолько бездумно, что даже партийная Егорьевская уездная газета «Красный путь» вынуждена попенять ревностным поборникам перед началом нового учебного года: «Актив учителей определенно перегружен общественной работой, часто даже в ущерб школьной работе» (1926 г.). Способности нового учителя вновь быстро оценены и в январе 1926 года он назначается заведующим начальной школой в Кривандино. На перевод повлияло и то, что село в этот период продолжало бурно расти. Рост начался примерно в 1910 г., когда по окрестностям прокатился слух о том, что через Кривандино пройдет железная дорога и будет железнодорожная станция. Если по сведениям на 1905 г. здесь проживал 21 человек (село представляет собой, по крайней мере, с 1640 г., чисто церковное поселение и духовно-православный центр округи), то в 1924 г. - 233 человека, а в 1926 г. – уже 552. Здесь находились почтовое отделение, отделение Егорьевского союза потребительских обществ, агентство Егорьевского городского банка, лесничество, лесозавод Шатурской ГЭС и артели ручного ткачества и лесорубов. Электричество и радио появятся только в 1935 г. Школа была неподалеку от храмов, находившихся внутри рощи из вязов и лип, которую охватывала кованая узорчатая ограда. И храмы, и школа располагались в красивом и по домашнему уютном месте близ живописно текущей реки Поли, с мельницей на ней и дубовой рощей на противоположном берегу. Все это живо напоминало Дмитрию Васильевичу родителей и детство, приносило успокоение. Здесь он знакомится с настоятелем храмов священником Василием Ивановичем Колосовым.

 Избы, в которой с 1877 г. находилась школа, явно не хватало для возросшего количества детей. Потому приходилось заниматься не только организацией образования в школе, общественной работой, но и поисками дополнительного помещения и «выбиванием» решения о строительстве нового здания. Такая роль была  не для Дмитрия Васильевича и поэтому 1-е сентября 1930 г. он встречает опять в Алексино-Туголесе в качестве заведующего учебной частью. Переход был вызван еще и тем, что Алексино-Туголесская четырехлетняя начальная школа переходила на семилетнее обучение и потому для организации учебы в 5-7-х классах потребовался достаточно образованный и опытный человек. Гимназическое образование после трагической смуты стало большой редкостью.

Подступало время начала введения среднего, десятилетнего, образования и в 1936 г., несмотря на уже солидный возраст и большую занятость, Дмитрий Васильевич решает приобрести все-таки высшее образование и поступает на географический факультет заочного отделения Московского государственного педагогического института. Каков пример для коллег! Кроме того, станут заведомо невозможными претензии по поводу отсутствия педагогического образования и «отставания от уровня».

В 1937 году Дмитрий Васильевич переезжает, теперь уже навсегда, в Кривандино, его назначили директором Кривандинской школы, преобразованной в среднюю. Первый выпуск десятиклассников состоится в 1939 году. А пока - опять организация освоения нового, программ 8-10-х классов. Но, дело не только в новых программах. В 1933 г. из Дмитровского Погоста в Кривандино был переведен административный центр Коробовского района, а, значит, школа, как школа райцентра, должна быть образцовой во всем. В том числе и в «борьбе с религиозным дурманом». И вот из-за этого-то мог бы быть очередной крутой поворот опять по причине происхождения директора школы. В 1940 г. в мартовском номере  районной газеты «Большевик» появляется передовая статья «Усилить антирелигиозную пропаганду», а в  апрельском номере - статья с угрожающим, что в те времена имело особое значение, названием «Недопустимое отношение к антирелигиозной работе». Корреспондент, готовивший статью, направился первым делом в школу, хотя в Кривандино было несколько организаций, и обратился в ней со своими вопросами не в партийную или комсомольскую ячейку, а к беспартийному директору: «Скажите, тов. Орлов, что сделано в вашей школе для развертывания антирелигиозной работы? – Были попытки, но ничего не сделано. – Чем это объясняется? – Нашей инертностью». За этим могли последовать очень печальные последствия. Мало того, что он был сыном священника и вполне подходил в качестве кандидата в «классово-чуждые элементы», а то и во «враги народа», в возглавляемой им школе преподавали русский язык и литературу его жена Фелицата Павловна и ее двоюродная сестра Елизавета Федоровна Сахарова, имевшие прямое отношение к духовному сословию. Наконец, они были хорошо знакомы с В.И.Колосовым. Ясное дело – в школе действует гнездо злостных саботажников, а где  саботаж, там недалеко и до контрреволюционной деятельности. Незадолго до этого, в декабре 1937 года произошли трагические события: от рук богоборческой власти погибли за Веру священники Василий Иванович Колосов и Александр Несторович Сахаров. Оба были уроженцами Кривандино, первый с 1924 г. служил в Кривандино в церквях, а после их закрытия, на дому по просьбе прихожан, второй же прослужил в церкви с. Петровское, что близ Шатуры, сорок лет. Обвинены в «активной контреволюционной агитации».

В начале этого века отцы Василий и Александр прославлены Русской Православной Церкви в лике святых. Вместе с другими канонизированными святыми, священномучениками и почитаемыми подвижниками благочестия они представляют Святую Русь.

История с приходом корреспондента в школу не имела, насколько известно, последствий, во всяком случае, серьезных. Это было связано, скорее всего, с тем, что председателем райисполкома Кривандинского райсовета депутатов был, после образования в сентябре 1939 года Кривандинского района, С.И.Галкин, уроженец д. Кулаковка Коробовской волости (1897 г.). Степан Иванович, работавший  с 1931 г. заведующим Коробовским районным отделом народного образования, имел прямое отношение к возвращению Дмитрия Васильевича из Алексино-Туголеса в Кривандино. Он с очень большим уважением относился к культуре и образованности. Вот два эпизода, характеризующие его. Устроившись в юности на работу служащим на железнодорожной станции близ Москвы, он выделял из своего, и без того скудного, заработка, часть денег, и тратил ее не на  развлечения, а на покупку книг, учебников, учебных пособий и занимался самообразованием. Для этого нужно было иметь незаурядные желание и силу воли. Уровень подготовленности оказался достаточным для того, чтобы в 1919 г. после экспертизы, проведенной по его просьбе в Егорьевском уездном отделе народного образования, получить разрешение работать школьным учителем в Кулаковке. Перед тем же, как стать заведующим районным отделом народного образования, он проработал несколько лет заведующим начальной школой. Другой эпизод связан с закрытием в 1934 г. Кривандинских храмов. Степану Ивановичу удалось каким-то образом  и с большим риском для себя, поскольку тремя годами раньше он стал коммунистом, ознакомиться с документами, изъятыми при закрытии храмов. Благодаря этому осталась небольшая по объему, но бесценная документальная попытка описания зарождения села.

 По счастливой случайности или, вернее,  счастливым случайностям, Дмитрию Васильевичу удалось избежать еще одной большой опасности во времена Великой Отечественной войны. На станции нечасто и ненадолго иногда останавливались составы с открытыми железнодорожными платформами, на которых для переплавки на заводах Урала везли разбитую военную технику и оружие. Мальчишки мечтали поближе все это рассмотреть, а еще лучше хотя бы потрогать. Вначале составы строго охранялись, но после разгрома немцев под Москвой охрана была почти снята.  Из окон школы железная дорога была хорошо видна и как только такой состав останавливался, самые отчаянные, дождавшись перемены, убегали к платформам. Им удавалось находить кое-что интересное. Например, найденный в танке снаряд они уносили подальше в лес близ железной дороги, затем били им определенным образом по рельсу до тех пор, пока собственно заряд становилось возможным отделить от наполненной порохом гильзы. Ее устанавливали около костра и получался салют. А один ученик, когда его мама взяла с собой в Москву, прихватил с собой снаряд небольшого размера, для того, чтобы показать его, не без гордости, двоюродному брату. Тот, не долго думая, понес его во двор к друзьям.  Они  пытались его вскрыть, но не удалось. Тогда снаряд положили в костер и через некоторое время произошел взрыв. Кого-то обожгло, но не очень сильно. А если бы последствия были похуже и этим заинтересовались столичные органы НКВД?

После войны работа Дмитрия Васильевича стала, наконец, находить признание на государственном уровне. Здесь не обошлось, да и не могло обойтись без участия Ларисы Семеновны Андреевой, начавшей работать в Кривандино с 1942 г. заведующей отделом агитации и пропаганды райкома партии, а в 1948 г. избранной 1-м секретарем райкома. Дмитрий Васильевич награждается медалью "За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.". Это была массовая медаль, но ее получение было прорывом потому, что он все еще оставался беспартийным, а о его социальном происхождении не должны были забывать те, кому «ведать надлежит». В 1949 г. в связи с 50-летием директор Кривандинской средней школы награждается сразу орденом Трудового Красного Знамени, второй по значимости государственной наградой, хотя для того, чтобы отметить трудовые заслуги, существовали медали «За трудовое отличие», «За трудовую доблесть» и орден «Знак почета». В том же году наградами, давно заслуженными многолетним добросовестным и плодотворным трудом, была отмечена и большая группа педагогов школы (орден Ленина, два ордена Трудового Красного Знамени, два ордена «Знак Почета», медаль «За доблестный труд», четыре медали «За трудовое отличие»). Объясняется это тем, что Лариса Семеновна знала не понаслышке, что такое учительский труд и работа школьного директора. Отец ее был учителем, а сама она до приезда в Кривандино после окончания, с отличием, Московского областного педагогического института работала учителем, завучем и директором школы. Насколько известно, до отъезда из Кривандино в 1955 г. у нее были только медали «За оборону Москвы», «За трудовую доблесть», «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.» и «В память 800-летия Москвы». И это при том, что в 1952 г. она удостоилась высшей чести для коммуниста - быть делегатом  съезда партии, считавшегося в ней высшим органом власти. Это был последний  съезд с участием Сталина, которого давно уже требовалось боготворить. В 1956 г. участвовала в работе следующего,  XX-го, съезда партии, на котором Н.С.Хрущев выступил с  разоблачением Сталина, которого теперь требовалось осуждать.

 Она была знакома с Н.С.Хрущевым. Однажды в мае 1953 года в Кривандино для поездки по колхозам района неожиданно приехал не кто иной, а секретарь Центрального Комитета и Первый секретарь Московского областного комитета КПСС Н.С.Хрущев (в сентябре того же года он будет избран Первым секретарем ЦК КПСС). После поездки был устроен, как водится, обед, в начале которого Никита Сергеевич, заметив, что рюмка напротив Ларисы Семеновны осталась нетронутой, предложил ей выпить. Она посмела отказаться, таков был ее характер, на что он бросил в типичной манере: «Как пьешь, так и работаешь!». Вспышка недовольства со стороны одного из первых лиц государства могла очень плохо закончиться  для всего лишь секретаря райкома, но, очевидно, колхозы выглядели сравнительно прилично, Н.С.Хрущев был отходчив и  вскоре она пошла на серьезное повышение. В течение двадцати лет она руководила народным образованием Московской области. Нашли ее и достойные награды – орден Ленина и два ордена Трудового Красного Знамени. При ее же поддержке Дмитрию Васильевичу в связи с 55-летием была вручена в 1954 г. высшая награда государства – орден Ленина. Вместе с ним такими  же орденами были награждены еще два преподавателя школы. В ноябрьском номере районной газеты того года было отмечено, что он с блеском ведет уроки географии.

Несомненно, предлагали ему и должность заведующего районным отделом народного образования, но он не смог сменить повседневную жизнь «Кривандинской средней» на руководство директорами школ района.

В 1964 г. накануне столь значимого для Дмитрия Васильевича 1 сентября - очередной крутой поворот. Он … оказывается на пенсии. Через полтора месяца так же неожиданно и тоже на пенсию будет отправлен и «виновник» неприятнейшего события Н.С.Хрущев. Как известно, последний задумал построить коммунизм в отдельно взятой стране, что получило в начале семидесятых годов, естественно, «единодушное и повсеместное одобрение». Для Кривандино и школы это выразилось в том, что было решено создать в полутора километрах от села Центральную усадьбу совхоза «Мир» с «украшением» в виде большой животноводческой фермы, которая должна была внести вклад в создание изобилия мяса и молока. Решили власти строить в усадьбе и школу. Все бы ничего, да, заодно, понадобилось закрыть школу в Кривандино. Дмитрий Васильевич боролся за то, чтобы в Кривандино школа была оставлена, но, в данном случае, и районная, Егорьевская, власть ничего не смогла бы поделать. Более того, он настаивал на том, чтобы построить в Кривандино новое здание школы, взамен уже довольно старого. Это было для властей уже слишком и Дмитрий Васильевич был грубо отстранен от любимого дела. Можно представить, какой это был для него тяжелый удар после сорока лет работы в школе.

Однако, долг для него был всегда превыше всего и через год, с открытием 1 сентября 1965 г. здания школы в усадьбе, он, вместе со своими коллегами из Кривандино, продолжил педагогическую деятельность в качестве учителя географии. Всегда солидная репутация коллектива педагогов Кривандинской средней школы, вклад Дмитрия Васильевича в которую невозможно переоценить, послужила, несомненно, основанием для того, чтобы оставить за новой школой имя «Кривандинская».

15 декабря 1973 года за десять дней до наступления 75-летия его сердце перестало биться. Дмитрий Васильевич останется в памяти безупречным человеком, мягко излучающим благородство. Представляется целесообразным обсуждение вопроса о таком названии школы:  «Кривандинская средняя школа имени Дмитрия Васильевича Орлова».

Ныне Кривандинская средняя школа, которую вот уже свыше двадцати лет возглавляет обладательница знака «Отличник народного просвещения» и неоднократный лауреат премии губернатора Московской области Надежда Алексеевна Рагозина, продолжает успешно жить, не отставая от  быстро бегущего времени. В марте этого года она была объявлена лучшей в районе, а в мае получила статус «Лучшей школы Подмосковья», главным образом, за активное применение современных электронных средств обучения. Пожелаем ей дальнейших успехов!

 

Борис Рудовский

Выпускник  Кривандинской средней школы 1963 г.

 

 

Комментарии
Добавить новый Поиск
светлана  - религия   |2010-01-26 16:04:30
как мне найти имена крещеных в июне- июле 1951 года?крестили маму под другим
именем,но мы незнаем под каким.помогите пожалуйста.умоляю.
Николай   |2010-01-26 20:42:57
Нужно знать, в каком храме крестили маму и обратится туда. Но по советским
законам церковь обязана была сообщать по месту работы родителей о факте
крещения. Поэтому многие крестили нелегально, так как боялись преследований на
работе.
Оставить комментарий
Имя:
Email:
 
Тема:
 
:angry::0:confused::cheer:B):evil::silly::dry::lol::kiss::D:pinch:
:(:shock::X:side::):P:unsure::woohoo::huh::whistle:;):s
:!::?::idea::arrow:
 
Пожалуйста, введите проверочный код, который Вы видите на картинке.
Русская редакция: www.freedom-ru.net & www.joobb.ru

3.26 Copyright (C) 2008 Compojoom.com / Copyright (C) 2007 Alain Georgette / Copyright (C) 2006 Frantisek Hliva. All rights reserved."

Последнее обновление ( 21.11.2013 )
 
< Пред.   След. >
Advertisement

Голосования

Ну как Кривандинский сайт?
 
Яндекс.Метрика