Главная

Авторизация

Регистрация только для лиц, имеющих какое-либо отношение к Кривандино и краю. Для подтверждения отправьте письмо на e-mail администратора сайта





Забыли пароль?

Кто он-лайн

Статистика

посетителей: 1877106
То ли было, то ли нет Версия в формате PDF Версия для печати Отправить на e-mail
Написал Administrator   
15.11.2009

Борис Рудовский 

сентябрь 2009

 

То ли было, то ли нет

 

Завершающее дополнение к заметкам «Кривандинские загадки»

и «Мифические гипербореи», опубликованным в «Вестнике

Восточного Подмосковья» 23 января и 28 августа 2009 г.

 

Санскритская Мещера

 
      В 8-м веке появились в наших краях люди из летописных языческих племен кривичей и вятичей, пришедших с далеких запада и юго-запада. Продвигались племена по сходящимся направлениям и поэтому должны были столкнуться, скорее всего, в месте слияния Клязьмы с Окой. К тому времени кривичи освоили междуречье  верхней Волги и средней Клязьмы, а их первопроходцы побывали в местах впадения Клязьмы в Оку, а Оки в Волгу.  Они уже тогда хорошо понимали значение Волги.
      Вятичи, к тому же времени, не встречая сопротивления местного населения, заняли территории, прилегающие к верхнему и среднему течениям Оки. Их первопроходцы тоже достигали упомянутые места соединения рек и потому вятичи имели представление о Волге. Они были уверены, что никто не помешает им занять нижнее течение Оки и начать освоение Волги и прилегающих местностей. Но, получилось иначе.
     От кривичей, захваченных в первых стычках южнее Клязьмы, они узнали, что за этой рекой находится  очень урожайная и очень большая земля (позднее ее назовут Опольем) и, задумав овладеть ею, большими силами двинулись на север. Вскоре они были встречены кривичами, произошло крупное сражение, вятичи потерпели тяжелое поражение и отошли на юг. Случилось это близ впадения реки, называемой сейчас Поль, в реку, которая получила название  «Бужа». Так кривичи отметили памятное событие. По той же причине две соседние реки обрели новые имена, точнее, одно имя – Пола. Впоследствии его превратили в «Поль» и «Поля», дабы не путать реки.

 

                                 

       Вот цепочка: «budh (будить, пробуждать; на санскрите) - Будда (Пробудившийся - достигший наивысшей святости, Пробуждающий - духовный учитель) - будо (общее понятие для видов единоборств; на японск. яз.) - буши (воин; на японск. яз.) - бушевать - буживать, бужать(архаизмы согласно Толковому словарю В.И. Даля, означающие «будить») - буча - Бужа - Буза (древнепсковская воинская традиция)». Неслучайная, глубинная, связь этих слов видна, например, из названия песни «Священная война» и ее начала: «Вставай, страна огромная …» («Вставай» означает здесь «Пробуждайся от мирной жизни»). Чрезвычайность подобной ситуации отражена еще и тем, что мелодия песни написана в ритме … вальса (с затактом). Коммунистическая, богоборческая, власть, опомнившись, вписала в Конституцию 1936 г.: «Защита Отечества есть священный долг».

      Кривичи пришли в наши края с Псковской земли, а из древнепсковских текстов известно, что в 14 - 15-х веках в словах происходила замена некоторых букв. Например, вместо  «межа» стали писать «меза», а вместо «жалоба» - «залоба». Поэтому слово «Бужа», означавшее крупное боевое столкновение, превратилось в  «Бузу». Кстати, вначале говорили «Суждаль», а не «Суздаль». Надо сказать, что много позже под «бузой» стали понимать всего лишь «скандал». Аналогичный случай:  «брань» из «битвы» превратилась в «ругань».
      Добившись крупного успеха, кривичи решили не дать возможность ослабленным вятичам выйти к Волге по Оке. Поднявшись вверх по последней, они заложили на ней укрепленное поселение, известное сейчас как Муром.
      Жители загадочной страны Гипербореи почитали находившуюся там обитель верховных богов, вселенскую гору Меру (मेरु; на санскрите). Санскрит - язык, созданный во II тысячелетии до н.э. в Индии жрецами-брахманами для записи еще более древнего изустного эпоса.

 


       Меру считалась священной и в значительно более поздней, а для нас древнеиндийской, мифологии. От названия горы произошли слова «мир», «мера» и «мор». Есть и еще одно производное - «мур». Оно означает «стена» по Толковому словарю В.И. Даля. То же означают mur на шведском и французском языках, murе на английском языке, Mauer на немецком языке, muur на голландском языке и muro на испанском и итальянском языках (языки индоевропейской семьи).
      Одним из героев древнеиндийского эпоса является божественный воин Рама (божественное, священное, воинское — вспомним приведенную в начале цепочку).
Отсюда - Му(р)ама.
      Уже в 9-м веке Волга становится одним из важнейших торговых путей («из варяг в персы и арабы»). Кривичи решили еще продвинуться вверх по Оке для того, чтобы оттеснить вятичей подальше от Волги. Но, были остановлены в том месте, где находится сейчас город Касимов. Здесь у них появилось еще одно укрепленное поселение на Оке, названное ими Мокшара (Мещера).
       На санскрите «Мокшара» означает «Освобожденная вода» (мокша - освобождение, кшара - вода: мо(кша)ра). Родственные слова (звук «к» утрачен): мшара (болото) и щера (водный поток; на древнерусском яз., Д.П. Барсков). Еще пример утраты «к»: языческого бога, повелевающего громом и молнией, а также воинского покровителя князя и его дружины, предки литовцев звали Перкунас,  а предки русских – Перун (Парджанья в Ведической, древнеиндийской, религии).
      Выходили кривичи к Оке и по рекам Бужа и Пра.
Имя «Пра» тоже идет от них и происходит от санскритского «prahar» (наносить удар, поражать). Отпадение окончаний в устной и письменной речи – обычная вещь (Peugeot - Пежо, Renault - Рено).
В книге академика В.В. Виноградова «История русского литературного языка» (Москва, 1978 г.) отмечено, что кривичи «в начале X века уже владели верхним течением Волги до Ярославля, Ростово-Суздальскою и Муромскою областями, захватив многие пункты по нижнему течению р. Оки и северо-западный угол Рязанской области». Там же говорится и о владениях касимовских (т.е. мещерских) кривичей.
      Они сделали попытку овладеть средним течением  Оки и направились из Криванды (местность между реками Поля, Клязьма и Поль) в южном направлении по Поле и  по реке, которая сейчас называется Цна. Но, опять были остановлены вятичами недалеко от места впадения Москва-реки в Оку. Кривичам удалось, однако, закрепиться на южном берегу небольшой реки в месте ее впадения в Москва-реку. Основанное там укрепленное поселение было названо ими Каламна (Коломна).
«Каламна» означает на санскрите «Победа»  (kalaha - спор; mnaa -  указывать, поучать). А река, по которой плыли кривичи после Поли, стала называться «Тихой» (tuusn; на санскрите). В русских летописях ее называли и Тцсной, и Тцной.

 Языческие тропы

      

      Ближайшим к Криванде центральным укрепленным поселением кривичей было поселение на большом озере Неро. Его название стало произноситься со временем как «Ростов».  Произошло оно от санскритского «raadh» (расти, процветать).
1) В Этимологическом словаре М. Фасмера происхождение слова «рост» объясняется таким образом: arduus (высокий; на латинск. яз.) - orstъ (на праславянск. яз.) - растъ (на старославянск. яз.).      
2) Возможность перехода «д» в «ст» видна из таких примеров: Род (бог) - рост, владение – власть, ведь - весть.
3) Арабские и персидские историки и географы, жившие в 10-м веке, называли Ростов «Уртаб» и «Артаб».
4) Академик Б.А. Рыбаков связывал название «Уртаб» с именем «Род» (главный языческий     славянский бог света, жизни и  плодородия). От «Род» (raadh) произошли такие слова, как «природа», «народ», «урожай», «орать» (пахать), «рало» (соха).
5) В древнеиндийской "Аюрведе" (Наука жизни и долголетия) встречается понятие «артав» (на санскрите), связанное с понятиями «рост» и «цветущее растение».
6) Существовала  дpeвнepyccкaя мepa  веса, для зерна, аpтaвa, poдcтвeннaя  арабской apтaбe (зерно - рост).
        Если вначале быстрое развитие Ростова и его превращение в крупный город определялись, главным образом,  богатством земли Ополья, то затем, в 11 веке, на это развитие стала влиять, в основном, близость к Волге, стремительное торговое освоение которой превращало ее в Великий Волжский путь. Ростов быстро рос и все больше расширял свое влияние как военный, административный, торговый и ремесленный центр, становился основой будущего княжества Ростовского, Ростовом Великим.
В.О. Ключевский называл Ростов того периода восточным торговым форпостом Руси на Волжском пути в Каспийское море.
        Город был с самого начала одним из кривичских религиозных центров. В нем было устроено место поклонения Перуну, центральное языческое капище.

 


        С ростовским капищем были связаны и три капища в наших краях на берегах Поли, сооруженные в ее нижнем, среднем и верхнем течениях.

 


      Первое, названное кривичами Паустпол, располагалось в местности, прилегающей к южному берегу Клязьмы и западному берегу Поли.
Сначала сама местность называлась Паустпол (Пустополье) потому, что земля здесь оказалась очень бедной по сравнению с землей Ополья. В Этимологическом словаре М. Фасмера приводятся слова paustre (на древнепрусск. яз.), pustъ (на праславянск. яз.) и поустошь (на старославянск. яз.), превратившиеся в русские «пустырь» и «пустошь». Пустополье - безурожайная местность.
      Второе капище, устроенное кривичами, на правом берегу реки, называлось, тоже по местности, лежащей между реками Поля, Клязьма и Поль, Криванда и находилось там, где сейчас расположено село Кривандино (означает «Вода кривичей», Е.В. Старостин). Это место было принято ими за особо священное потому, что оно, по их представлениям, было отмечено свыше необыкновенно большим количеством столь же больших камней, сосредоточенных на чрезвычайно малом участке земли.
По предположениям ученых, это не просто скопление камней, а мегалитический храм, созданный в 3-м тысячелетии до нашей эры. Есть также ученые, которые считают, что в древнеиндийской «Махабхарате», которую иногда называют пятой Ведой, есть описание речной системы Волжско-Окского междуречья, а, значит, в наших краях в том же 3-м тысячелетии жили арийские племена, в частности, и племя криви, упоминаемое в первой Веде - «Ригведе».
 
 

Один из мегалитов 5000-летнего послания-загадки
                      
фото Д.П. Барскова

           И, наконец, третье капище называлось Чатур по названию возвышенной местности, на которой, берут начало четыре реки, среди них Поля и Цна (Н.Д. Чистяков: чатур – «четыре» на санскрите, четырехречье).
          Впоследствии, при внедрении христианства, по повелению-завету князя Владимира, крестителя Руси, капища стали разрушать, деревянные изображения Перуна, стоявшие в центре капищ, сбрасывать в реки, а на их местах  ставить первые церкви. Так появились церковные поселения-погосты: Пустопольский, Кривандин и Шатур.
Через Паустпол, Криванду и Чатур (переправа через Полю) пролегала тропа, соединявшая Ростов и Коломну, в которой тоже было капище. На этом месте возник коломенский кремль (крепость) с церквями.
           Наступили княжеские времена. Из столицы Киевской Руси в Ростов князья ездили тогда окружным путем через Смоленск и верховье Волги, делая чрезмерно большой крюк. Ближним путем проезжать не давали не только дремучие леса и непроходимые болота, а и воинственный отпор со стороны вятичей и кривичей.  Но, короткая, «прямоезжая», дорога требовалась, в том числе и для большего сбора дани. Сопротивление вятичей и кривичей было постепенно сломлено и князья смогли использовать уже сложившиеся попутные тропы. В 12-м веке эти тропы превратились в участок дороги между Киевом и Ростовом, которую при походах на Киев, Чернигов и Рязань основательно протоптали княжеские и боярские дружины с городскими и крестьянскими ратями. Тогда же для защиты Ростова от черниговских и рязанских князей на дороге были построены крепости Юрьев-Польский и Осовец (недалеко от впадения Поли в Клязьму). Дорога между Мишеронским, Власово, Бордуками и Никитинской – часть этой древнейшей дороги.
         С основанием города Владимира у дороги появилось, по северному берегу Клязьмы, восточное ответвление от Осовца до нового города.
         Следующее место из Лаврентьевской летописи указывает (1177 г.) на то, что из Владимира, например, на Рязань путь шел тоже через Коломну: «Того же лета на зиму иде князь Всеволод на Глеба к Резаню с Ростовци и с Суждальци и со всею дружиною... и бывшим им у Коломны…».



           В начальный период Московской Руси очередные наследники-князья венчались на Великое княжение в Успенском соборе Владимира. Направляясь из Москвы на венчание, они не могли не заехать в Коломну, которая, в силу ее пограничной важности,  традиционно завещалась отцом, Великим князем, старшему сыну.
           В 1380 г. у Коломны состоялся сбор войск, направившихся затем на Куликовскую битву.
         
            В 1552 г.  состоялся, тоже у Коломны, сбор войск, после чего Иван Грозный направил их в поход на Казань. Сам же он направился во Владимир поклониться, перед участием в сражении, мощам своих предков Рюриковичей — Андрея Боголюбского (основатель Северо-Восточной Руси), Всеволода Большое Гнездо (период расцвета Руси, до монголо-татарского нашествия) и Александра Невского (почитается Русской Православной Церковью в качестве святого воина).


.
           В 5-7 км от дороги, в районе Крестова Брода (Кривандинская волость, 16-й век), на полпути между Коломной и Владимиром существовал, согласно преданию, дом для Ивана Грозного (П.Н. Желтов, О.И. Климова; Рошаль). Недалеко был и монастырь (Т.Л. Митюшина).
           Из-за княжеской междоусобицы дорога от нынешней Никитинской пошла, огибая границу Муромского княжества, на запад до Запутной, где повернула на юг к Коломне.
          С ростом влияния Москвы дорога утратила государственное значение, стала Владимирским трактом (статистический сборник «Населенные места Рязанской губернии», 1906 г.).

СПРАВКА

      Про русский язык и санскрит


        Доктор филологических наук Т.Я. Елизаренкова из Института востоковедения Российской академии наук, автор перевода "Ригведы" на русский язык:
       «По глубокому убеждению переводчика, при переводе с ведийского (с санскрита) на другие языки русский язык обладает рядом несомненных преимуществ перед западноевропейскими языками. Эти преимущества определяются как большей степенью соответствия между ведийским и русским в силу лучшей сохранности в нем архаизмов, чем в западных языках, так и большей близостью русской (славянской) мифо-поэтической традиции к индо-иранской».

        Крупнейший специалист по культуре, религии Индии, доктор исторических наук Н.Р.Гусева из Института этнологии и антропологии Российской академии наук: "Существует удивительное, почти до полной неотличимости, сходство ряда слов между славянскими и индоарийскими языками, как современными, так и, главное, древнейшим из них - санскритом. Языковедами подсчитано, что наибольший процент таких близких слов приходится именно на славянские языки, а уж затем, так сказать, во вторую и третью очередь, - на другие европейские языки, тоже входящие в индоевропейскую семью".

        Статья «Реки — хранилища памяти» написана заместителем директора по науке Вологодского областного научно-методического центра народного творчества, кандидатом исторических наук, этнографом С.В. Жарниковой (ее консультирует Н.Р. Гусева).

    «Реки — хранилища памяти»


      «...Среди множества преданий, сохраненных памятью человечества, — древнеиндийский эпос Махабхарата считается величайшим памятником культуры, науки и истории предков всех индоевропейских народов.

        Постепенно к основному тексту прибавлялись новые — и до нас Махабхарата дошла содержащей почти 200 тысяч строк стихов в 18-ти книгах. В одной из них, названной «Лесной», описаны священные источники — реки и озера страны древних арьев, т.е. земли, на которой и разворачивались события, рассказанные в великой поэме.
        Но, говоря об этой стране, названной в эпосе Бхаратой, заметим, что завершающим событием повествования была грандиознейшая битва на Курукшетре в 3102 г. до н.э. Однако, как свидетельствуют данные науки, арийских племен на территории Ирана и Индостана в это время еще не было, и жили они на своей прародине — достаточно далеко от Индии и Ирана.
         Но где же она находилась, где разворачивались все эти грандиозные события? Этот вопрос волновал исследователей еще в прошлом веке. В середине XIX в. была высказана мысль о том, что такой прародиной являлась территория Восточной Европы. В середине XX в. к мысли о том, что прародина всех индоевропейцев находилась на землях России, вернулся немецкий ученый Шерер, исходивший из того, что, судя по текстам Ригведы и Авесты, в III тыс. до н.э. арьи жили в Восточной Европе. Как известно, великая река нашей Родины — Волга — вплоть до II в. н.э. носила имя, под которым ее знала священная книга зороастрийцев Авеста, — Ранха или Ра. Но Ранха Авесты — это река Ганга Ригведы и Махабхараты!
         Как повествует Авеста, по берегам моря Ворукаша (Молочного моря Махабхараты) и Ранхи (Волги) располагался ряд арийских стран от Арьянам Ваэджа на крайнем севере до семи индийских стран на юге, за Ранхой. Эти же семь стран упоминаются в Ригведе и Махабхарате как земли между Гангой и Ямуной, на Курукшетре. О них говорится: «Прославленная Курукшетра, все живые существа, стоит только прийти туда, избавляются от грехов», или «Курукшетра — святой Алтарь Брахмы; туда являются святые брахманы — мудрецы. Кто поселился на Курукшетре, тот никогда не узнает печали». Сам собой возникает вопрос: так что же это за реки — Ганга и Ямуна, между которыми лежала страна Брахмы? Мы уже выяснили, что Ранха-Ганга — это Волга. Но древнеиндийские предания называют Ямуну единственным крупным притоком Ганга, текущим с юго-запада. Посмотрим на карту, и нам станет ясно, что древняя Ямуна — это наша с вами Ока! Возможно ли это? Судя по всему, да! Не случайно в течении Оки то там, то здесь попадаются реки с названиями: Ямна, Ям, Има, Имьев. И более того согласно арийским текстам, вторым именем реки Ямуны было Кала. Так вот, до сих пор устье Оки называется местными жителями устьем Калы.
          Упоминаются в Ригведе и Махабхарате и другие крупные реки. Так, недалеко от истока Ямуны (Оки) размещался исток текущей на восток и юг и впадающей в Червоное (Красное) море реки Синдху («Синдху» на санскрите — поток, море). Но вспомним, что в ирландских и русских летописях Черное море называлось Чермным, то есть Красным. Так, кстати, до сих пор называется участок его акватории на севере. На берегу этого моря жил народ синды и располагался город Синд (совр. Анапа). Можно предположить, что Синдху древнеарийских текстов — это Дон, чьи истоки находятся недалеко от истока Оки. В Волго-Окском междуречье есть множество рек, над именами которых тысячелетия оказались не властны. Для доказательства этого не требуется особых усилий. Достаточно сравнить названия рек Поочья с названиями «священных криниц» в Махабхарате, точнее, в той ее части, которая известна как «Хождение по криницам». Именно в ней дано описание более 200 священных водоемов древнеарийской земли Бхараты в бассейнах Ганга и Ямуны (по состоянию на 3150 г. до н.э.).

 

 

Криница

Агастья

Акша

Апага

 

Арчика

Асита

Ахалья

Вадава

Вамана

Ванша

Вараха

Варадана

Кавери

Кедара

Хубджа

 Кумара

 

 

Река в Поочье

Агашка

Акша 

 

Апака

Арчиков

Асата

Ахаленка

 Вад

Вамна

Ванша

Варах

Варадуна

Каверка

Киндра

Кубджа

Кумаревка

 

Криница

Кушика

Мануша

Париплава

Плакша 

оз. Рама

Сита

Сома

Сутиртха

Тушни 

Урвашн

Ушанас

Шанкхини

Шона

Шива

Якшини

 

Река в Поочье

Кушка

Манушинской

Плава

Плакса

оз. Рама

Сить

Сомь

Сутертки

Тушина

Урвановский

Ушанес

Шанкини

Шана

Шивская

Якшина


           Удивительно и то, что мы имеем дело не только с почти буквальным совпадением названий священных криниц Махабхараты и рек Средней России, но даже и с соответствием их взаимного расположения.
            Другой пример. Согласно Махабхарате, к югу от священного леса Камьяка текла в Ямуну река Правени (то есть Пра-река), с озером Годовари (где «вара» — «круг» на санскрите). А что же сегодня? По прежнему к югу от Владимирских лесов течет в Оку река Пра и лежит озеро Годь.
          Или еще пример. Махабхарата рассказывает, как мудрец Каушика во время засухи обводнил реку Пару, переименованную за это в его честь. Но далее эпос сообщает, что неблагодарные местные жители все равно называют реку Парой и течет она с юга в Ямуну (т.е. в Оку). И что же? До сих пор течет с юга в Оку река Пара и так же, как и много тысяч лет назад, называют ее местные жители.
           В описании криниц пятитысячелетней давности говорится, например, о реке Пандье, текущей недалеко от Варуны, притока Синдху (Дона). Но река Панда и сегодня впадает в крупнейший приток Дона — реку Ворону (или Барону). Описывая путь паломников, Махабхарата сообщает: «Вон Джала и Упаджала, в Ямуну впадающие реки». Есть ли ныне где-нибудь текущие рядом реки Джала («джала» — «вода/река» на санскрите) и Упа-джала? Есть. Это река Жала (Таруса) и река Упа, впадающие рядом в Оку. Именно в Махабхарате впервые упомянута текущая на запад от верховьев Ганги (Волги) река Саданапру (Великий Данапр) — Днепр.
           Махабхарата и Ригведа упоминают народ Куру и Курукшетру. Курукшетра (дословно «Курское поле»), и именно в центре его находится город Курск, куда «Слово о полку Игореве» помещает курян — знатных воинов.
           Упоминается в Ригведе и воинственный народ Криви. Но латыши и литовцы так и называют всех русских — «криви», по имени соседнего с ними русского этноса кривичей, чьими городами были и Смоленск, и Полоцк, и Псков, и нынешние Тарту и Рига. Ну а как же сам этноним Русы — Русская земля? Упоминаются ли они в древних многотысячелетних текстах?
           Руса, Раса, Расьяне постоянно упоминаются в Ригведе и Авесте. А что касается Русской земли, то здесь дело в переводе. Земли Бхараты, лежащие по Ганге и Ямуне, на Курукшетре, назывались иначе Священной, Святой или Светлой землей, а на санскрите «Руса» и значит «светлая».
Когда-то Гаврила Романович Державин писал: «Река времен в своем стремленьи уносит все дела людей...».
           Мы же столкнулись с удивительным парадоксом, когда реальные реки словно остановили поток времени, вернув в наш мир и тех людей, что когда-то жили по берегам этих рек, и их дела. Вернули нам нашу Память.

 Про дорогу

        Из «Дозорной книги» шатурского краеведа В.М. Казакова:
     
      «Помнит земля Шатурская топот боевых коней и победную поступь дружин Буй-тур Всеволода … Не однажды проходил он с боевыми ратниками из Владимира в Киев по дороге, что проходила по берегу реки Поли, мимо сельца Шатур».
       «Тропу нашу пересекал едва заметный старый гужевой тракт из Егорьевска во Владимир, шедший через Красные Луга и Кривандино. Постояли мы на утрамбованной тысячелетней колее, и какой-то ветхой стариной повеяло от ощущения ее давности. Когда-то с дружиной своей великий князь киевский Андрей Боголюбский не раз проезжал по ней среди дремучих лесов в стольный град Киев …».
      
       Из книги владимирского краеведа С.И.Родионова "Край мой, любовь моя":
     
      "Существовала здесь раньше (в ХV-ХVI веках) дорога, называлась она "Коломенка". Дорога пролегала от Владимира на Юрьевец, ... Погост, Жохово до переправы через реку Клязьма … За Клязьмой дорога проходила через Кривандино … и, соединяясь с Муромской дорогой, шла на Коломну и далее до Киева. Называлась дорогой "от Золотых ворот Владимира до Золотых ворот Киева".




                                                                                                                
Комментарии
Добавить новый Поиск
Оставить комментарий
Имя:
Email:
 
Тема:
 
:angry::0:confused::cheer:B):evil::silly::dry::lol::kiss::D:pinch:
:(:shock::X:side::):P:unsure::woohoo::huh::whistle:;):s
:!::?::idea::arrow:
 
Пожалуйста, введите проверочный код, который Вы видите на картинке.
Русская редакция: www.freedom-ru.net & www.joobb.ru

3.26 Copyright (C) 2008 Compojoom.com / Copyright (C) 2007 Alain Georgette / Copyright (C) 2006 Frantisek Hliva. All rights reserved."

Последнее обновление ( 22.11.2011 )
 
< Пред.   След. >
Advertisement

Голосования

Ну как Кривандинский сайт?
 
Яндекс.Метрика