Главная

Авторизация

Регистрация только для лиц, имеющих какое-либо отношение к Кривандино и краю. Для подтверждения отправьте письмо на e-mail администратора сайта





Забыли пароль?

Кто он-лайн

Сейчас на сайте:
Гостей - 3

Статистика

посетителей: 1835170
Татьяна Васильевна Левина-Сахарова Версия в формате PDF Версия для печати Отправить на e-mail
Написал Administrator   
29.11.2016
 ltv01.jpg

 

29 ноября 2016 года

исполнилось 90 лет

Татьяне Васильевне Левиной - Сахаровой.

От имени всех кривандинцев сердечно поздравляем

Татьяну Васильевну с Юбилеем!!!     

     Желаем ей долгих лет жизни, здоровья,

и ждем от нее дальнейших воспоминаний о нашем родном селе.
 
В честь своего 90-летия Татьяна Васильевна дарит нам, своим землякам, свои воспоминания о Кривандино и его жителях. 
 

 

 

 

 

                                                                                            Моему любимому Кривандино  и его людям посвящаю...

Моя дорога длиною в жизнь 

 

       Я появилась на свет, как и  большинство всех  Кривандиских в то время,  в Лузгаринской больнице, и принял меня на руки замечательный врач, и  в течение многих лет бессменный заведующий больницы  Николай Николаевич  Минеин.  Через много лет он же принял у меня и двоих моих детей-  Бориса  в 1951 году и Елену в 1953 году.  Светлая ему память. Таких людей  не так много на нашей земле.... Его бесконечная преданность своей больнице и любимому делу  поражает...
      Росла я в семье единственным ребенком.  Как- то было заведено в семье, что несмотря на это, меня не баловали, приучали к труду, хотя, безусловно, очень любили...  Каждый занимался своим делом:  работа (мама моя, Елизавета Федоровна Сахарова ,  всю свою жизнь проработала в Кривандинской школе преподавателем русского языка и литературы; папа,  Василий Несторович Сахаров,  работал финансистом на Мишеронском стекольном заводе, осуществляя в Кривандинском банке финансовые операции завода) , заботы по хозяйству.  Некогда и нечем особенно и баловать- то было...

ltv0052-1.jpg

Мои родители:
Василий Нетерович и Елизавета Федоровна Сахаровы  
у реки Поли

 semya_sah-1.jpg

Моя семья:
Анна Михайловна Дубровина - бабушка,
Елизавета Федоровна Сахарова - мама,
Василий Нестерович Сахаров - папа и я. 

 dom1-1.jpg

На крыльце родного дома 

 dom_Sah-1.jpg

Родительский дом в Кривандино 

 
    Жили мы  совсем недалеко от церкви. Рядом с церковью была сторожка, в которой жили две монахини.  Помню, как я примерно 5-6 летней девочкой бегала к ним. Когда они ходили убираться в церковь ( там никого в это время не было), я проникала с ними туда. Меня приводили в состояние блаженства  тишина, горящие свечи, запах ладана,  и «все золотое» убранство.  Родителям было известно, где я , но когда я  возвращалась,  они меня ни о чем не спрашивали, и я ничего не рассказывала им.  Это оставалось у меня в душе. 
     В упомянутой сторожке прежде помещалась приходская школа, а  в военное время там была пекарня.  Часто мы,  дети, собравшись кучками около пекарни,  ожидали приезда извозчика.  Когда заканчивалась  отгрузка свежеиспеченного  хлеба,  на прилавке,  с которого грузились лотки, оставались крошки. Вот эти крошки и были предметом нашего вожделения! В голодное военное время это же просто дар Божий!  А иногда получался просто пир-  извозчик расщедривался и отдавал нам  целую какую-нибудь некондиционную буханку!!!! Комментарии излишни...

shool1877-1.jpg

Здание "сторожки" в современном времени.
В этом здании в конце 19 века располагалась земская школа,
  а в 30-50-е годы 20 века работала хлебопекарня

hram2-1.jpg 

"Сторожка" на заднем фоне слева, а справа здание церкви.
На фотоснимке мои подруги Маша и Валя Стружковы и Рита Рождествина.
Фотоснимок из архива М.П.Рождествиной. 

   
 
             В возрасте 8 лет я пошла в школу. До 4 класса я училась в школьном здании, которое позже было отдано под жилье учителям и стало называться «учительским домом».  Была  выстроена  новая 2-хэтажная школа, в которой я дальше училась с 5 по 10 класс.  С благодарностью и светлым чувством вспоминаю я  свою первую учительницу  Марию Ивановну Калинину,  своих  прекрасных, преданных своему долгу  учителей Кривандинской школы:  Д.В.  Орлова,  А.Я Ануфриева, В.Т. Котельникову,  В.Я. Беловзорову, А.М. Рысину, Н.И.  Калинина, Н.Ф. Носатенко , Е.В. Прошину,  Ф.П. Новоселова,  А.А. Покровскую, А.М. Галкину, С.Д. Дятлову...Ну и, конечно, свою маму, Е.Ф. Сахарову.

 shool1924-1.jpg

Здание Кривандинской школы с 1924 по 1937 

 shool1937-1.jpg

Здание Кривандинской средней школы с 1937 по 1964 

 voina shkola1-1.jpg

Коллектив учитилей Кривандинской средней школы в годы войны 

 ltv0045-1.jpg

Елизавета Федоровна Сахарова с учениками на крыльце Кривандинской школы.
Ориентировочно 1932 год. Мужчина в левом верхнем углу - завхоз школы.
Женщина справа - уборщица Абдуллина 
 
   С болью  вспоминаются молодые  замечательные учителя, преподававшие нам в 5-7 классах-   А. Г. Асташин (см.фото) и  В. И. Зайцев, которые в 1941 гду ушли на фронт и погибли в первый же год.


ltv s uchit-1..jpg

4 класс Кривандинской школы слева направо:
Первая девочка в верхнем ряду- не могу вспомнить имя и фамилию,
далее пионервожатая Шура Кульчицкая, Тося Володина;
в нижнем ряду- Маша Сухова, Таня Сахарова,  
наша учительница Мария Ивановна Калинина,
Тася Давыдова, Люба Соловьева.

     sah03-1.jpg

     Учителя В.И.Зайцев и А.Г. Асташин - погибли в первые дни войны 

sev_gv-1.jpg

Елизавета Федоровна Сахарова с учениками 

 
 Помню  Аустру Федоровну (к сожалению, фамилии не могу припомнить), которая  преподавала  нам биологию, она была из  числа эвакуированных  во время войны из Латвии .
    После уроков  помогали по дому, делали домашние задания  и отправлялись гулять.  Помню наши игры до темноты на лужайке, где позже появился дом, в котором жила преподаватель  физкультуры Кривандинской школы  А.Г. Панкратова. Мы очень много играли в лапту, любили и «Гуси-охотники», « Я садовником родился».  Компания была в основном девчоночья-  Рита и Юля Рождествины,  Зоя Дубровина, Клава Пантюхина, Стружковы  Валя и Маша; из живущих подальше  приходили к нам играть  Зоя Цыбикова, Витя Ведин.

 

ltv0040-1.jpg

 Я  в 1943-44 годах

ltv0047-1.jpg
 Фотоснимок 1942 года: Нина Макарова, Маша Синицына, Таня Сахарова.
 

 

ltv v shkole-1 .jpg

     10 класс слева направо:
  верхний ряд-  Клава Канальина, Рая Соловьева, Клава Финеева, Галя Регентова, Лида Языкова;
  средний  ряд- учителя Найшлес ( не уверена в правильности написания фамилии, он  преподавал историю, но меня не учил), 
  В.Я. Беловзорова, Д.В. Орлов, Ф.П. Новоселов (преподавал военное дело);
  нижний ряд- Маша Синицына и Таня Сахарова .

 ltv_d11-1.jpg

 Фотоснимок 1940 года слева направо - Зоя Дубровина, Таня Сахарова, Володя Драгункин (позже погиб на войне), Рита Рождествина.


 ltv0008-1.jpg

Фотоснимок 1944 года: Маша Синицына и Таня Сахарова

 

         Окончание 7 класса совпало с началом войны.  Был  теплый летний солнечный воскресный день.... Многие кривандинцы, одевшись в самое лучшее, отправились в «центр» Кривандино ( а нашу  окраину  называли тогда «село»). И вдруг черный рупор-тарелка сообщил о начале войны! Этой ужасной войны, 4-хлетнего  лихолетия...
      К вечеру  мужчины призывного возраста уже отправились к Военокомату.  У многих за спиной были импровизированные наспех  вещевые мешки; они были сделаны  их обычных мешков, в уголки которых было вложено по картофелине ( для придания формы) , перевязаных  веревкой так, что получалось что-то похожее на рюкзак.  Мой папа не попал на фронт, т.к. к началу войны ему уже исполнилось 54 года. 
      Мы продолжали учиться в школе- в две, а то и в три смены.  Моя мама работала целыми днями, приходя домой совсем без сил, потому что помимо учебного процесса, все учителя активно участвовали в работах по заготовке дров для школы и прочих необходимых тылу работах.  Мы, 13-14-тилетние дети ( а в Кривандинской школе-десятилетке  учились дети из Лузгарино, Инюшинской, Бордуков, Горяновской и др.окрестных деревень),  вместо учебы в сентябре месяце ходили в лес на заготовку дров для школы-  взрослые  спиливали деревья, а мы распиливали их на чурбаки, складывали. Но все же в школе было холодно ( видимо, имеющиеся дрова расходовали экономно), тетради у нас были самодельные – их мы сшивали  сами из  кусков крафт-бумаги,  которые  вырезали  из взятых с Мишеронского склада  мешков. 
 Помню, после школы, придя домой, я заливала кипятком подсолнечный жмых и ела. И это было счастье-  ведь у многих и того не было! 
      Когда в Кривандино стоял кавалерийский полк, нас  часто отправляли на выгрузку из  вагонов прессованных тюков сена для лошадей. Тюки были тяжеленные-  мы брались  за мешок вчетвером-вшестером и тащили...
      Не доходя железнодорожного моста через р. Поля,  по ту сторону железной дороги, находился  так называемый Сенопункт. Там мы  чистили лес, стаскивали сухие ветки в большие кучи. По окончании работ  там нас угощали « супом» из пшена ( это была теплая вода с редко плавающими просяными  зернами).  Горячая пища на воздухе после работы- это было просто великолепно! 
       На уборку урожая картофеля и свеклы  мы,  помнится,  ходили в деревню Кузяевская – пешком 6 км туда и  столько же обратно. Наработавшись и изрядно  устав,  пекли на костре картошку. И это было та-а-ак  вкусно!!! И силы восстанавливались! 
   И нам было весело -  находили поводы  посмеяться , шутили.  И, интересно, что не было всепоглощающей усталости! Даже  вечером хватало сил и желания бежать  в центр погулять к Горкому комсомола ( позже, и вплоть до 2016 года,  там располагалась  аптека) или в кино ( кинотеатр был устроен в бывшей церкви – в той самой, куда я маленькой девочкой любила захаживать « на увлекательную экскурсию»).
   Да и наши игры недалеко от моего дома не прекращались во время войны.  Та же лапта, те же «Гуси-охотники»... Но у Горкома комсомола было веселей- там вместе с Кривандинскими получалась внушительная компания – Гавриловы Валентин и  Лида, Шурик  и Нина Трефиловы,  Нина Макарова, Володя Шмелёв,  Миша Кулешов,  Леня Денежкин,  Женя Елисеев,  Маша Синицына,  Люда Хохлова.  Что-то рассказывали там, смеялись,  рассуждали о дальнейшей учебе.  Помню, ходили в пионерскую комнату в школе  учиться танцевать... Молодость... Какая там усталость! ?
       А по железной дороге шли составы товарных вагонов-теплушек с запада на восток, с ранеными. В открытых дверях вагонов – солдаты, перевязанные бинтами.  Иногда поезда подолгу стояли в Кривандино.  Раненые солдаты  просили местных жителей ( это, конечно, были  женщины и дети), которые оказывались  рядом на Кривандинской станции, отправить «треугольнички» -письма своим близким.  Местные подходили к вагонам и спрашивали у солдат, не встречались ли они на своем военном пути с кем- то из их близких, называя фамилии своих близких.  Случалось, что кому-то  и удавалось что-то узнать о своих, но редко, насколько мне известно.  Женщины приносили для солдат имеющуюся снедь, вязанные носки,  кисеты...Нередко  видны были слезы на глазах и у принимающих, и у  дарящих.
      Помню стада тощих коров, перегоняемых по дороге в том же направлении- с запада на восток. Бывало, что какая-то из коров падала  от голода и от усталости, и умирала... 
     Немец подходил к Москве... Часто на западной стороне неба было видно интенсивное  зарево- там шли ожесточенные бои...   Зимой 1941 года немцев отогнали, как-то  немного   стало легче психологически. Ведь поначалу нам вообще казалось, что через несколько месяцев война закончится.  Не думалось, что все выльется в долгие 4 года...
    А война все шла и шла...  Сорок второй, сорок третий... Война все идет, похоронки идут и идут... Мы в 9 классе.  В октябре 1943-го дошла очередь и до наших сверстников. « Закружила вьюга фронтовая...». Мальчики из нашего класса уходят  на фронт, и в классе остается 8 девочек.  Из мальчишек наших с войны не вернулся никто!  Погибли все!  Так  мы и закончили школу в 1944 году в таком составе - 8 человек.
    Погибли в разные годы  войны  более старшие Кривандинские ребята, которых я знала хорошо - Драгункин Володя , Васильев Коля, Киселев Петя, Добряков Толя, Казьмин Паша, Барсуков Женя. Многие из них  на момент ухода на фронт учились уже в Рошальском ремесленном училище. 

 

 

       В том же 1944 году,  по окончании школы  Маша Синицына,  Люда Хохлова пошли на краткосрочные  педагогические курсы, и затем стали преподавать в начальных классах,  кто-то пошел работать, а мы с вчетвером-  Рая Соловьева , Галя Регентова , Клава Финеева и я- поехали поступать учиться в Москву.
      Запомнилась сурово-сдержанная Москва... Я поступила в Московский государственный университет им. Ломоносова на  геолого-географический факультет. В памяти, как сейчас,  мои любимые, дорогие моему сердцу места - такие, какими они были в те далекие времена-  Охотный ряд,  Манежная площадь, наш корпус № 5 на Моховой 9, общежитие в Сокольниках на Стромынке 32.
      Первое время я жила у родных на Рождественке, а потом получила общежитие.   В год моего поступления на Стромынке 32 стоял штрафной батальон. Когда  его вывели, нам, иногородним студентам,  предложено было участвовать в ремонте и переоборудовании его под студенческое общежитие , что давало право на место в общежитии.  Вот чистили,  скоблили,  мыли.  А кругом холод, крысы, развал... Отопление не работало. Мы ложились во влажные постели и сушили, согревали их своим телом. Часто не бывало света, поэтому собиралсиь  на занятия в полупотьмах, а потом в туалете Университета себя оглядывали, правильно  ли все надето на нас.  Казусы случались,  иногда смеялись друг над другом до упаду! 
      Из общежится стайками бежали на трамвай до Сокольников ( 2 остановки), потом в метро ( там светло и тепло!), выходили на Манежную  и... прямо  через площадь  двигались толпой, невзирая на милицейские свистки,  к  своим  воротам на Моховой 9!   Учиться было очень интересно! Да и сам дух  МГУ, конечно,  несмотря на трудное время,  все же был особенным! 
    Помню, в  университетскую столовую отведать супчика  с головизной и запахом рыбы зубатки,  в котором  плавали редкие крупинки пшена, убегали с лекции по очереди небольшими группами, чтобы не было очень заметно наше отсутствие на лекциях. Не  у каждого  хватало терпения дождаться  конца занятий, и уже   потом идти в столовую. По окончании лекций мы отправлялись в Филипповскую булочную, что на Тверской, за положенным по карточке пайком черного  хлеба ( он чаще был комковатым, но казался таким вкусным!!!).  До места жительства редко удавалось донести паек нетронутым, чаще он благополучно съедался по дороге...
     Заниматься умудрялись в метро- там было светло и тепло. От одной  конечной до другой по нескольку  часов... А то на какой-то станции посидим. В неотапливаемых  Ленинской,  Университетской и Пушкинской (в Доме Союзов)  библиотеках заниматься было трудно ( хотя там, конечно,  под рукой был учебный  материал)  из-за холода – сидели там в пальто, быстро замерзали руки. 
     Вернувшись в общежитие,  нужно было думать о кружке кипятка ( а чае речи не было). Чтобы получить вожделенную кружку кипятка, надо было отстоять большую очередь перед титаном, в котором никак не хотели гореть сырые дрова. Приходилось стоящим в очереди поочередно усердно махать перед топкой фанеркой,  чтобы от выдал порцию кипятка. Но как- то не помню, чтобы кто -то был зол или даже недоволен!  Бывало, конечно, поворчит кто- то на кого- то.... Все время подшучивали друт над другом,  смеялись;  помогали друг другу, не надевая на себя маску мученика!  Дружили по -настоящему!  Было трудно нам, но не было уныния-  была молодость, была вера в лучшее! Учились, трудились! Танцевали!  Влюблялись.
     Мы принимали участие в озеленении Тверской улицы- сажали тополя ( сейчас их уже уничтожили), копали траншеи под пришедший тогда в Москву Саратовский газ.  Нас посылали на сахарный завод на Красной Пресне  на погрузку-разгрузку сахара (о!  туда мы отправлялись с удовольствием, конечно!). В зимние каникулы были агитаторами выборной кампании в прикрепленных к Университету  районах Москвы.   
       Как мне нравилось учиться! Как интересно преподавали нам  в Университете! Бывало, сидишь на лекции и  думаешь: хоть бы подольше рассказывал преподаватель, не прерывался! Единственное, что мешало порой слушать и отвлекало- это чувство голода.  Какие были лица,  какое отношение к своему делу!... Хорошо помню декана нашего факультета  Маркова К.К., профессора, cреднего роста, очень  интеллигентного  человека. Помню и многих своих преподавателей:
- заведующего кафедрой геоморфологии И.С. Щукина;
- преподавателя физической географии,  маститого профессора  Орлова Б.П.;  
-доктора географических наук, члена- корреспондента АН СССР, преподавателя экономической географии  Баранского Н.Н ( у -него были удивительно  интересные лекции) ;
-преподавателя геодезии  и картографии Гедымина А.В.;  
-руководителя моей  дипломной работы Звонкову Т.В;
-преподавателя гидрогеологии и гидрографии Муравейского С.Д ( см.на фото) ;
-преподавателя океанологии  Зубова Н.Н., который очень интересно подавал учебный материал;
- Карандееву М.В., она  была заместителем декана;
- немецкий язык преподавала  Ирина Викторовна ( фамилию припомнить не могу, к сожалению).
       Низкий им поклон всем за то, что увлекли специальностью, что научили многому.
       Часто думаю, как же  не обозлились на жизнь, не  прокляли судьбу за несправедливость ребята, которые учились с нами в Университете в те годы! Ведь очень многие среди них были инвалидами войны! Какая потрясающая сила воли и любовь к жизни были у них!  Женя Гусаров ( учился на юридическом факультете и жил в нашем  общежитии)  был  без глаза и обеих рук,  и умудрялся записывать лекции, вставляя ручку в расщелину между костями предплечья, Юра Круковский с нашего факультета -  с одним глазом и одной рукой, Боря Беклешов (тоже с нашего факультета) передвигался  на костылях, с недействующими ногами.  Они еще и делились с нами, девчонками, своим инвалидским пайком, который был чуть «побогаче».
        А с девочками в комнате была заведена система обмена у нас. Одни туфли на пятерых, одно приличное платье, одно пальто. И сегодня одна идет в кино в этом наряде, завтра - другая...  Вариации  получались редко.  Благо, размера  мы были почти одинакового.
      Забегая вперед, скажу, что с  отменой карточной системы легче не стало. Наоборот, мы лишились хотя и недостаточного, но  гарантированного пайка.  
        Да это что!??  Гораздо страшнее, до холода в сердце, другая картина того времени!  В поездах, на улицах- просящие милостыню совсем молодые, крепкие, на первый взгляд,  люди. Но они- инвалиды, жертвы войны: кто без рук, кто без глаз,  кто без ног, на деревянных самодельных колясках... Ох, этого не могу забыть по сей день... И это было не в кино, а на самом деле...
   Но несмотря на все тяготы того времени, не носился над нами и среди нас мрачный дух отчаяния, и безысходности!!!  Ни в Кривандино среди друзей,  ни дома, ни в Университете я не помню таких настроений! Мы были молоды и по-своему счастливы.  Да и  люди любого возраста были настроены вполне оптимистично-  просто старались трудиться, честно делать свое дело, и жили надеждой на лучшее.

 

ltv_mgu1-1.jpg

 Я на втором курсе Университета

ltv_mgu2-1.jpg

Со студентами 2 курса профессор С.Д. Муравейский.
Я- справа в верхнем ряду 

 ltv0048-1.jpg

 С однокурсницами. Примерно 1948 год. Я- справа в верхнем ряду 

      И лучшее настало!- пришла долгожданная Победа!  Помню, как сейчас, ранее утро 9 мая 1945 !!!  Шум, необычайное оживление, беготня по коридору в общежитии.

 « Победа! Победа!»
Одеваемся, обнимаемся,  плачем на ходу, и толпами пешком ( транспорт еще в такую рань не ходил) от Сокольников до Охотного ряда, потом на Манежную, на Красную площади! Ступить негде от ликующего народа! Шум, песни, музыка разная со всех сторон, объятия со знакомыми и незнакомыми людьми! И слезы! - слезы радости, слезы скорби о тех, кто не дожил...
           Народ терпел, народ верил, народ боролся и победил!!!!

 

 

  На преддипломную практику  от Института НИГРИзолото я попала в экспедицию на реку Витим ( Ленские золотоносные прииски в районе Бодайбо), необыкновенные по своей красоте места.  Там приходилось спускаться в шахты, где в забоях находились выработки с золотоносными кварцевыми жилами.  В шахтах трудились  заключенные  с 25-летним сроком заключения,  работа их  была очень тяжелая.  Кварцевую породу поднимали  на-гора , и затем  особым способом выделяли из нее золото. Кроме этого, применялся и карьерный, т.н. дражный, способ добычи золота. В руслах сибирских   рек работали и старатели, намывавшие золото из песка , они были с какой- то мере конкурентами шахтной и карьерной добычи.
       Здесь, на своей преддипломной практике, я  встретила своего будущего мужа. Он уже работал там после окончания Университета геологом. В апреле того же, 1949 года, мы поженились в Москве.
        По окончании  Университета, в 1949 году,  я получила распределение в  Институт Аэрогеодезии в Москве  ( Шелапутинский переулок, д.6).  Понятно, что специальность геолога предполагает работу в экспедициях.  Во время экспедиции  в Забайкалье мы занимались  вопросами картографии-  производили уточнение у местного населения наименований  рек, впадин, сопок, и пр., сверяли с данными , имеющимися в местных библиотеках. Случалось, что местные жители ( буряты, эвенки) желая, видимо, подшутить  над  нами, молодыми, говорили неправильный перевод  со своего языка названия  какого-то объекта!  Потом, после уточнения в библиотеке, мы вносили исправления.  По результатам этой работы составлялись  уточненные топографические карты.   Места там были изумительные по своей красоте- тайга из вековых лиственниц, уходящих верхушками в голубое небо! Аж дух захватывало от красоты и величия!  Поразил там нас и резко-континентальный климат-  лето было жарким, а осенью становилось очень холодно. А  уж зимушка так зимушка была!!!  Зиму нам пришлось зимовать в Чите -  вот там- то мы ее и испытали на себе!  Зато даже в 40 градусный мороз так легко  дышалось там!  Река Баргузин – красота необыкновенная! Вспоминаются город Чита, населенные пункты  Богдарин, Романовка...
     Были и  Казахстанские степи...  Тогда я работала в тресте Аэрогеология... « Я уехала в знойные степи, ты ушел на разведку в тайгу»... Это как будто про нас с мужем.  Ведь мой муж -  тоже геолог, и  часто приходилось подолгу быть в разлуке с ним ( не всегда мы попадали в одну экспедицию, т.к. работали в разных учреждениях в Москве) . В Казахстане мы вели  работы по поиску нефти ( копались шурфы-закопушки в степи и брались из них пробы породы). Мы использовали  для поисков аэрофотоснимки, а для этого необходимо было лететь на самолете  в «бреющем полете». По степи перемещались при температуре 52-53 град. на 3-тонных грузовиках и самолете ПО-2 ( «кукурузнике»). При такой температуре закипала вода в радиаторе машины, что вынуждало нас  делать незапланированные остановки,  во время которых иногда выпадала  нам удача  «заправиться»  и самим необыкновенно  сахарными арбузами с  близлежащей бахчи....
        Хорошо помню  поездки в экспедиции от Треста № 1 (он помещался  на Тульской улице в Москве)  в Восточно-Сибирскую тайгу  ( это и Иркутск,  и озеро Байкал, ,  и Благовещенский район, и Тайшет, и Братск,  и Нижне-Амурская область и Усть-Усолье). На реках  Бирюса, Ангара ( и их притоках р. Китой,  р. Белая, р.Чуна),  а также  в Саянах  мне очень нравилась величавая сибирская природа . Там мы искали алмазы. Но чаще  вместо  алмазов нам встречался  пироп- спутник алмазов. А еще  на алмазы были похожи встречавшиеся по берегам рек великолепные, сверкающие на солнце , необыкновенно  крупные ягоды дикой  черной смородины.  
     Свою работу я любила, но самым трудным для меня оказалась длительная разлука из-за экспедиций с  моими  дорогими детками. Они оставались на время наших экспедиций в Кривандино, с моими родителями,  которым помогала няня Домна Андреевна (т.к. родители мои продолжали работать,  им нужна былп помощница). Они очень  любили  наших детей,  вложили в них столько тепла, столько души, что мы все бесконечно  им  за это благодарны. 
      Зимой мы занимались камеральной обработкой экспедиционных материалов в Москве. В это время мы могли быть с детьми, но для этого мы снимали в Москве или ближнем Подмосковье комнаты на несколько месяцев,  т.к. своей квартиры в Москве  у нас  не было.  Я даже на некоторое время ушла из геологии и поработала учительницей в Бакшеево ( нигде ближе не нашлось вакансии преподавателя), но это продлилось недолго,  т.к. времени и сил на поездки по маршруту  Бакшеево-Кривандино и обратно  уходило много, и  я по-прежнему мало видела детей.  
       Затем , от того же  Треста №1,  мы с мужем ездили в ревизионые длительные поездки на Север России-  от  г. Котлас до    г. Воркута ( с базой в поселке Седловая).
        Когда Трест №1 стал формировать Комплексную нефте-титановую  экспедицию,  и   нам в 1958 году предложили поехать в Коми  республику на 3 года,  где работала стационарная геологическая партия,  которая занималась разведкой и подсчетом запасов  открытого там месторождения титана,  мы после довольно мучительных раздумий,  согласились.  Ведь там нас ждала крыша над головой -  своя квартира и возможность жить спокойной нормальной семьей вместе с детьми,  без экспедиций.  Работа оказалась очень интересной и захватывающей.  Месторождение  Ярега  очень интересное- здесь добывают до сих пор уникальную, тяжелую ( с высоким удельным весом)  нефть необычным, шахтным способом.  А нефтенасыщенные пласты содержат  еще и титановые минералы лейкоксен, рутил, ильменит, а также  и редкоземельные элементы.  Муж стал начальником этой партии, а мне предложили стать заведующей  химико-минералогической лабораторией в этой партии.  Работали и радовались! Конечно, работа в лаборатории не очень здоровое занятие ( у микроскопа 18 лет не на пользу глазам, вредные вещества – химикаты для  исследования минералов-  тоже не полезны  для здоровья), зато было очень инетересно!  Условия жизни хорошие- дети пошли в школу там,  все  компактно,  всё  рядом,  в пределах одного поселка -  даже своя музыкальная школа, куда сразу с удовольствием пошла дочка;  люди вокруг интереснейшие.  Признаюсь,  мы побаивались  ехать из  Москвы-столицы  в какую-то «тьму-таракань»!  А там были поражены,  встретив  таких замечательных -  образованных , много переживших, мудрых  и добрых людей, что  не заметили, как пролетели годы...  Это был раньше  так называемый  «ссыльный край». Туда отправляли в  сталинские времена репрессированных  людей,  политзаключенных,  многие из которых, мы полагаем, не заслуживали такой участи -  их использовали на очень тяжелых и вредных работах в течение многих лет.  Это была преимущественно работа в шахтах на глубине 120 метров. Среди них было очень много  достойных,  интеллигентных людей.  Все они впоследствии, где-то в 1962-63 годах, были реабилитированы . Те, кто дожил и был в силах,  вернулись в города, откуда были вывезены много лет назад-  в Москву,  Ленинград и пр. , кто то остался там жить.   У нас образовалась прекрасная компания,  в которой было  по-настоящему интересно-  и в профессиональном плане,  и в культурном, и просто человеческом.
      Вспоминаю,  как много мы тогда читали! Как ходили по кругу литературные журналы с произведениями, на которые подписку оформить не каждому  удавалось - друг другу буквально на день-два давали для прочтения журналы « Звезда»,» Новый Мир», «Иностранная литература», « Октябрь», «Смена», «Юность».  Подписные издания, собрания сочинений классиков  тоже были дефицитом... Нас с мужем выручала моя мама, которая подписывалась в Кривандино на  некоторые  издания, а потом пересылала нам их по почте.  Позже всю эту коллекцию продолжил собирать мой сын Борис –тоже большой любитель чтения.
 Так мы и осели в Яреге на долгие годы..... В 1977 году мы  закончили работы по подсчету запасов Ярегского месторождения титана, за что мой муж, Георгий Петрович Левин, с коллективом сотрудников  получил высокое звание Лауреата Государственной Премии СССР.  В последие годы мы с мужем работали в Институте ПечорНИПИ нефть  в г. Ухта,  в Лаборатории физики пласта научными сотрудниками. 

ltv0004-1.jpg 

Мой муж, Левин Георгий Петрович, 1949 год 

ltv0010-1.jpg

Работники нашей Геологоразведочной партии в пос. Ярега 

 ltv0042-1.jpg

Работники нашей Геологоразведочной партии в пос. Ярега 

 ltv0043-1.jpg

 ltv0044-1.jpg

 

Первые годы моей работы в экспедициях в Сибири. 

 ltv0046.jpg

Первые годы моей работы в экспедициях в Сибири. 

 ltv0050-1.jpg

 Работники нашей Геологоразведочной партии в пос. Ярега.
В верхнем ряду в середине мой муж Левин Георгий Петрович. 

 ltv_panorama-1.jpg

Ярега с высоты самого высокого террикона (1981 г.) 

 ltv442-1.jpg

Терриконы нефтедобывающих Ярегских шахт 

ltv450-1.jpg

Дом, в котором мы прожили все годы в Яреге 

 
   Не было ни одного отпуска за всю мою жизнь, когда бы я не приехала в Кривандино.  Если бывали командировки, то всегда использовала возможность хотя бы на несколько  часов заехать  навестить своих родителей,  вдохнуть родного Кривандинского воздуха.
     Как  только ушли с работы на пенсию,  мы с мужем тут же приехали  и обосновались в Кривандино.  К сожалению, моих дорогих родителей уже не стало к тому времени...
 ...  Вот почему-то вдруг вспомнилось, как летом очень-очень редко  собирались  у нас родные;  и тогда мужчины пели, сидя за скромным  столом, прекрасную  песню «Вечерний звон», романсы  « Глядя на луч пурпурного заката» и др. Это звучало  очень красиво. Ведь мой папа молодым  пел в  известном хоре во Владимире.  Да он и один любил попеть дома порой...
     Всю мою жизнь я стремилась только сюда! Меня не прельщали южные курорты, хотя порой и подлечиться не мешало бы.  Даже в студенческие годы  я по возможности часто приезжала в Кривандино ( ехала чаще всего на Казанском поезде в тамбуре, где была топка  вагона, без билета),  привозила  с собой и девчонок- соседок по комнате  в общежитии погреться на печке, поесть соленых огурцов с картошкой). Что-то необъяснимое непреодолимо тянет меня сюда!  И дети наши каждые школьные  летние каникулы  проводили в Кривандино,  и тоже полюбили его навсегда. Только  здесь  я отдыхаю душой. Позже  мы с мужем забирали на лето и всех пятерых наших внуков к себе в Кривандино на летние каникулы, и они с удовольствием у нас жили, И сейчас говорят, что это время было для них самым счастливым в детстве! Сколько бы красивых мест не пришлось мне в силу своей специальности повидать, нет ничего дороже этих мест,  моей малой Родины.
       Вот уж нет теперь прекрасного леса  под названием «заводь»,  со светлой поляной,  по краю которой попадались и боровички, и краснела  душистая земляничка... Помню  и яркую брусничку  на зеленом мху,  и цветочки-  ночные фиалочки белые и лиловые,  которые нигде больше не втречались.

      Время или какая-то  странная болезнь  за какие-то  два-три последних года истребили практически все вековые вязы, которые я помню всю свою жизнь,   у нашей реки Поля, по краю старого кладбища...
      Нет теперь и свободного прохода к купальне, где так много купались мы и мои детки... Совсем непроходимым стал противоположный берег реки напротив нашего дома, где раньше летом было аккуратно  выкошено и стояли стога сена...
      Многое изменилось здесь... Многих людей из той жизни  уже нет....   Таковы законы жизни..
       Но еще стоит в нашем саду старая липа, посаженная моим папой в возрасте 11 лет, т.е. в далеком 1898 году... Еще есть то место на старом кладбище, где  похоронены мои предки - дед, бабушка  и тетушки... Есть новый храм и поклонный Крест почти на месте старого храма, на колокольню которого мы с моим папой  поднимались когда-то по шатким ступенькам,  чтобы посмотреть с высоты...   Есть могилки моих дорогих родителей и мужа,  Домаши ( нашей «Арины Родионовны») на кладбище в Лузгарино...
      Есть живушие  сейчас в Кривандино  и Шатуре прекрасные,  добрые люди -  и родные, и просто хорошо знакомые.
         И наверно,  не удивительно, что  в Кривандино  мне так хорошо!
 
ltv25.jpg

 ltv26.jpg

На левом снимке я с подругой детства Маргаритой Рождествиной.

На правом снимке я на берегу родной речки Поли.


    Детство.... Примерно 1938-40 годы...  Среди солнечного дня вдруг набежала тучка и пролила короткий ,  сильный дождик. Он быстро заканчивается,  снова появляется солнце.  Мы  выскакиваем  на улицу и бежим  к молодым сосенкам за нашим садом.  Встаем под одну из них.  Легонько  ударяем  по стволу..... И ...на  нас сыплется бриллиантовый,  радужный теплый душ!!!!  Вот оно,  счастье!!!!!

    Моя «дорога длиною в жизнь»...  

Т.В. Левина  (Сахарова)
    

Комментарии
Добавить новый Поиск
Оставить комментарий
Имя:
Email:
 
Тема:
 
:angry::0:confused::cheer:B):evil::silly::dry::lol::kiss::D:pinch:
:(:shock::X:side::):P:unsure::woohoo::huh::whistle:;):s
:!::?::idea::arrow:
 
Пожалуйста, введите проверочный код, который Вы видите на картинке.
Русская редакция: www.freedom-ru.net & www.joobb.ru

3.26 Copyright (C) 2008 Compojoom.com / Copyright (C) 2007 Alain Georgette / Copyright (C) 2006 Frantisek Hliva. All rights reserved."

Последнее обновление ( 24.12.2016 )
 
< Пред.   След. >
Advertisement

Голосования

Ну как Кривандинский сайт?
 
Яндекс.Метрика