Главная

Авторизация

Регистрация только для лиц, имеющих какое-либо отношение к Кривандино и краю. Для подтверждения отправьте письмо на e-mail администратора сайта





Забыли пароль?

Кто он-лайн

Сейчас на сайте:
Гостей - 2

Статистика

посетителей: 2794619
80 лет с начала Великой Отечественной войны Версия в формате PDF Версия для печати Отправить на e-mail
Написал Administrator   
21.06.2011

1363.jpg
В полдень 22 июня 1941 года Заместитель Председателя Совета Народных Комиссаров Союза ССР и Народного Комиссара Иностранных Дел В.М. Молотов зачитал обращение к гражданам Советского Союза:

"ГРАЖДАНЕ И ГРАЖДАНКИ СОВЕТКОГО СОЮЗА!

Советское правительство и его глава товарищ Сталин поручили мне сделать следующее заявление:

Сегодня, в 4 часа утра, без предъявления каких-либо претензий к Советскому Союзу, без объявления войны, германские войска напали на нашу страну, атаковали наши границы во многих местах и подвергли бомбежке со своих самолетов наши города — Житомир, Киев, Севастополь, Каунас и некоторые другие, причем убито и ранено более двухсот человек. Налеты вражеских самолетов и артиллерийский обстрел были совершены также с румынской и финляндской территории.

Это неслыханное нападение на нашу страну является беспримерным в истории цивилизованных народов вероломством. Нападение на нашу страну произведено, несмотря на то, что между СССР и Германией заключен договор о ненападении и Советское правительство со всей добросовестностью выполняло все условия этого договора. Нападение на нашу страну совершено, несмотря на то, что за все время действия этого договора германское правительство ни разу не могло предъявить ни одной претензии к Советскому Союзу по выполнению договора. Вся ответственность за это разбойничье нападение на Советский Союз целиком и полностью падает на германских фашистских правителей.

Уже после совершившегося нападения германский посол в Москве Шуленбург в 5 часов 30 минут утра сделал мне, как Народному Комиссару Иностранных Дел, заявление от имени своего правительства о том, что германское правительство решило выступить с войной против Советского Союза в связи с сосредоточением частей Красной Армии у восточной германской границы.

В ответ на это мною от имени Советского правительства было заявлено, что до последней минуты германское правительство не предъявляло никаких претензий к Советскому правительству, что Германия совершила нападение на Советский Союз, несмотря на миролюбивую позицию Советского Союза, и что тем самым фашистская Германия является нападающей стороной.

Сводка главного командования Красной армии за 22 июня 1941 года

Песня  "Священная война"

   

 
1364.jpg
 

По поручению правительства Советского Союза я должен также заявить, что ни в одном пункте наши войска и наша авиация не допустили нарушения границы и поэтому сделанное сегодня утром заявление румынского радио, что якобы советская авиация обстреляла румынские аэродромы, является сплошной ложью и провокацией. Такой же ложью и провокацией является вся сегодняшняя декларация Гитлера, пытающегося задним числом состряпать обвинительный материал насчет несоблюдения Советским Союзом советско-германского пакта.

Теперь, когда нападение на Советский Союз уже совершилось, Советским правительством дан приказ нашим войскам — отбить разбойничье нападение и изгнать германские войска с территории нашей родины.

Эта война навязана нам не германским народом, не германскими рабочими, крестьянами и интеллигенцией, страдания которых мы хорошо понимаем, а кликой кровожадных фашистских правителей Германии, поработивших французов, чехов, поляков, сербов, Норвегию, Бельгию, Данию, Голландию, Грецию и другие народы.

Правительство Советского Союза выражает непоколебимую уверенность в том, что наши доблестные армия и флот и смелые соколы Советской авиации с честью выполнят долг перед родиной, перед советским народом, и нанесут сокрушительный удар агрессору. Не первый раз нашему народу приходиться иметь дело с нападающим зазнавшимся врагом. В свое время на поход Наполеона в Россию наш народ ответил отечественной войной и Наполеон потерпел поражение, пришел к своему краху. То же будет и с зазнавшимся Гитлером, объявившим новый поход против нашей страны, Красная Армия и весь наш народ вновь поведут победоносную отечественную войну за родину, за честь, за свободу.

Правительство Советского Союза выражает твердую уверенность в том, что все население нашей страны, все рабочие, крестьяне и интеллигенция, мужчины и женщины отнесутся с должным сознанием к своим обязанностям, к своему труду. Весь наш народ теперь должен быть сплочен и един, как никогда. Каждый из нас должен требовать от себя и от других дисциплины, организованности, самоотверженности, достойной настоящего советского патриота, чтобы обеспечить все нужды Красной Армии, флота и авиации, чтобы обеспечить победу над врагом.

Правительство призывает вас, граждане и гражданки Советского Союза, еще теснее сплотить свои ряды вокруг нашей славной большевистской партии, вокруг нашего Советского правительства, вокруг нашего великого вождя товарища Сталина. Наше дело правое. Враг будет разбит. Победа будет за нами".

Полная хроника первого дня Великой войны в проекте РИА Новости «Наша Победа»

СВОДКА ГЛАВНОГО КОМАНДОВАНИЯ КРАСНОЙ АРМИИ

за 22.VI. — 1941 года
С рассветом 22 июня 1941 года регулярные войска германской армии атаковали наши пограничные части на фронте от БАЛТИЙСКОГО до ЧЁРНОГО моря и в течение первой половины дня сдерживались ими. Во второй половине дня германские войска встретились с передовыми частями полевых войск Красной Армии. После ожесточённых боёв противник был отбит с большими потерями. Только в ГРОДНЕНСКОМ и КРИСТЫНОПОЛЬСКОМ направлениях противнику удалось достичь незначительных тактических успехов и занять местечки КАЛЬВАРИЯ, СТОЯНУВ и ЦЕХАНОВЕЦ (первые два в 15 км. и последнее в 10 км. от границы).
Авиация противника атаковала ряд наших аэродромов и населённых пунктов, но всюду встретила решительный отпор наших истребителей и зенитной артиллерии, наносивших большие потери противнику. Нами сбито 65 самолётов противника.
из фондов "РИА Новости"

 

      Кривандино четыре года назад утратило очередной исторический памятник - здание Кривандинского районного военного комиссариата (РВК). Здания, как и люди, могут умирать. Но их можно сохранять очень долго, если понимать и ценность. Вот с пониманием ценности у нас большая проблема. А жаль!

          Это здание по улице Центральная теперь сохраняется только на фотоснимке, а на его месте пустырь. Именно. отсюда уходили в годы войны многие тысячи жителей Кривандинского района. Еще живы некоторые из наших односельчан, кто хорошо помнит, как это было. Голос Левитана из репродуктора, установленного на столбе по улице Советской, зачитывающий заявление Советского правительства о вероломном нападении фашистской Германии. Проводы на фронт у военкомата, буквально на следующий день. Первые проводы проходили торжественно, и даже помпезно. Так были уверены, что очень скоро "сталинские соколы" разобьют "фашистскую нечисть". В газете "Большевик" в те дни была опубликована заметка "На мобилизационном пункте". Там были такие строки: "... Для мобилизующихся предоставлены на пункте все виды культурного обслуживания. В сосновых аллеях, около пункта, слышаться звуки гармошек, песни о боевых походах. Их распевают не только уходящие на фронт, но и подруги, пришедшие на проводы. Редколлегия выпускает стенную газту "За родину! За Сталина!"" Но очень скоро здесь стали навзрыд рыдать матери и жены, провожая своих мужей и сыновей. Много было пролито слез у этого дома за годы войны.

      В первые дни войны многие уходили на фронт добровольно. В своих заявлениях они писали: "Прошу зачислить меня досрочно в ряды РККА в связи с нарушением нашей священной границы зарвавшимся врагом - фашизмом, во главе с отъявленным бандитом Гитлером. Прошу мне неотказать, ибо каждый боец, каждый гражданин нашей родины, должен проявить сейчас чудеса героизма и добиться победы над врагом". (Из заявления комсомольца 22 года рождения В.И. Матвеева). "Услышав по радио выступление т. Молотова о наглом нападении фашистских варваров на нашу страну, прошу зачислить меня в медицинскую часть РККА и отправить на фронт". (Из заявления медецинской сестры Евдокии Бурлаковой).
    В воскресное утро 22 июня у репродуктора в толпе были и выпускники Кривандинской средней школы. Они еще не отошли от впечатлений выпускного вечера и рассвета у речки Поли, когда строили планы на мирную жизнь, а теперь их ждала война. Практически все они ушли на фронт, кто-то раньше, кто-то позже. Погибнут староста класса Володя Регентов и комсорг Володя Жирнов. При блокаде Ленинграда погибнет Коля Шамин. Но вернутся израненными Виктор Калинин, Алексей Кудинов, Николай Белокуров, Николай Сухов. О выпускниках Кривандинской средней школы 1941 года написал заметку в районной газете "Большевик" заведующий РОНО Семен Иванович Тюльпаков . Заметка так и называлась - "Выпускники", вышла она в конце мая 1941 года. В ней рассказывалось о том, кем хотят стать после окончания школы бывшие школьники. Калинин хотел стать художником, Рысин физиком, а большинство ребят - командирами Красной Армии. Подозревал или не подозревал Семен Иванович Тюльпаков, что после этой заметки все ребята и он сам уйдут на войну, нам не известно. Известно что он сам погибнет в мае 42 года в битве подо Ржевом. Не вернуться с войны: учитель истории Михаил Николаевич Силкин, Василий Иванович Зайцев, Александр Гаврилович Асташин.

     За годы войны вместо тысяч ушедших на фронт в военкомат возвращались тысячи похоронок. И работникам военкомата и почтальонам приходилось доносить до жен и матерей скорбную весть. И этой скорбью было пропитано все вокруг. Она пронизывала жизнь всех жителей Кривандинского района. И им как утешение служил тяжелый труд на фронт, на Победу.

      Мало кому повезло вернуться живым с войны. Основная масса сгинула на полях боев, и по ним в военкомат приходили сведения: пропал без вести. И сейчас они остаются пропавшими, так как лежат в могилах неизвестных солдат, а то и вовсе остались в окопах. Но были среди Кривандинцев и те, кто дошел до Берлина. И была надпись на рейхстаге: "Я из Кривандино!"  Все просто: нельзя победить врага, не любя Родную Землю. Они победили, потому что любили! Дмитрий Михайлович Корнеев , кривандинец, старший сержант разветвзвода 5 сд 40 ск, погиб 24.08.1944 в Польше, писал сестре Шуре (Александре Михайловне Корнеевой ): "...нахожусь по прежнему в разведке. Живу очень хорошо, но опасно немного. Но я привык ко всему...Шура, передавай привет своему малюсенькому Шурику . Я почему-то заочно его очень полюбил и хочу его увидеть. Шура, когда он вырастет большой и будет счастливым, то кто нибудь из оставшихся нас должен рассказать ему, какой ценой досталось нам это счастье...Напиши мне все кривандинские новости. Часто-ли у вас там кино?"

     То поколение, что пережило войну, было очень скромное и непритязательное. Очень сложно было добиться от них рассказа об их подвигах. Как правило, они отвечали: "Я выполнял приказ". На митингах они смущались, говорили скупо. Их можно было разговорить только за столом, когда они поминали своих боевых друзей. Выпивка для них была своеобразным ритуалом, пили фронтовые 100 грамм до конца дней своих: за Победу, за Родину, за покой боевых друзей. 

 Историческая справка по Кривандинскому районному военному комиссариату и станции Кривандино

(приложение к письму-обращению к главе г.о.Шатура А.В.Артюхину и в Совет Депутатов) 

Военный комиссариат в Кривандино был образован в 1933 году, когда село Кривандино стало районным центром Коробовского района. С 1933 по 1939 годы учреждение имело наименование: военный комиссариат Коробовского района (Коробовской РВК).

После разделения Коробовского района на Коробовской и Кривандинский районы, учреждение стало наименоваться: военный комиссариат Кривандинского района (Кривандинский РВК).

Кривандинский военкомат просуществовал до 1956 года, когда Кривандинский район был упразднен и образован Шатурский район.

С 1939 по 1956 гг Кривандинский РВК призывал на воинскую службу жителей города Рошаль, рабочих поселков: Туголесский Бор, Черусти и Мишеронский, сельских советов: Алексино-Туголесского, Бордуковского, Гармониховского, Горяновского, Дмитровского, Илкодинского, Кривандинского, Куриловского, Левинского, Лузгаринского, Пустошинского, Селищенского, Семено-Лузгаринского, Маланьинского, и Алексино-Шатурского.

По неполным данным Министерства Обороны в списках безвозвратных потерь за годы Великой Отечественной Войны числится более 7 тысяч погибших и пропавших без вести красноармейцев, призванных Кривандинским РВК.

Среди призванных Кривандинским РВК по неполным данным  Министерства Обороны награждены:

Звездой Героя Советского Союза — Гусев Вениамин Васильевич, орденом Красного Знамени — 28 человек, орденом Красной Звезды — 660 человек, орденом Отечественной Войны — 272 человека, орденом Славы — 244 человек, орденом Александра Невского — 10 человек, орденом Богдана Хмельницкого — 4  человека, орденом Кутузова — 1 человека, медалью «За Отвагу» - 1017 человек, медалью «За боевые заслуги» - 784 человека.

Военными комиссарами Кривандинского РВК были: Калинин, Елисеев, Воеводин, Кирисик, Солоничко, Романенко.

За годы войны в Кривандинском районе под руководством Кривандинского РВК военному делу обучились более 5 тысячи человек, более 2 тысяч приобрели военные специальности стрелков, минометчиков, пулеметчиков, автоматчиков, снайперов, истребителей танков, тысячи из них ушли на фронт. В Кривандинском районе 243 девушки, обученные военному делу, ушли защищать Родину.

Осоавиахима обучили нормам ПВХО 30 тысячи человек. В Кривандииском районе были подготовлены 613 групп бойцов и 48 команд групп самозащиты, 5 тысяч человек—по нормам ГСО и 3,6 тысячи—по нормам БГСО. Районная организация Красного Креста приняла в свои ряды 5 тысяч человек, вновь были созданы 62 первичные организации, подготовлены 65 медицинских сестер, 64 санитарных инструктора и 343 сандружинницы, из которых соответственно 35, 13 и 45 человек были направлены на фронт.

Станция Кривандино в предвоенные годы и в годы ВОВ была крупным железнодорожным узлом, который имел огромное значение в те годы. Именно со станции Кривандино отправлялись на фронт почти все призывники всех трех административных образований тех лет: Шатурского горисполкома, Кривандинского и Коробовского районов. Со станции Кривандино отправлялись эшелоны с оборудованием Рошальского завода им.Косякова, отправленного в эвакуацию, а также все, что производилось в те годы на территории нынешнего Шатурского г.о. для фронта, для победы. Железнодорожниками станции Кривандино осуществлялась героическая работа по обеспечению безотказного пропуска эшелонов с востока на запад и с запада на восток. 

Из Книги Памяти, том 27

        С первых дней Великой Отечественной войны Шатурский, Коробовский и Кривандинский военные комиссариаты работали круглосуточно. Клуб имени Н. Нариманова в эти тревожные дни стал центральным сборным пунктом. Тысячи городских и сельских жителей шли на призывные пункты, многие добровольно уходили на фронт, записывались в народное ополчение. В первые два-три дня после объявления войны в городские военные комиссариаты было подано более двух тысяч заявлений с просьбой отправить добровольцами па фронт.

     На фронт уходили молодые ребята со школьной скамьи, кормильцы семей—рабочие, колхозники, учителя, врачи, бухгалтеры, сотни торфяников—карьерщики, гидромониторщики, разливальщики, трактористы, слесари, такелажники, электрики, инженерно-технические работники. Уходили добровольно целыми семьями, как, например, шестеро братьев Калининых из деревни Дуреевской, пятеро братьев и сестра Романовы из деревни Филинакино, отец и три сына Поляковых из Шатуры, целыми коллективами, как 12 девушек из санитарной дружины Шатурского горкома РОКК. Зенитчицы и связистки, медицинские сестры и военные регулировщицы внесли свой вклад в ратный подвиг народа.
       В военные комиссариаты поступали заявления от отдельных граждан и коллективные. «Просим отослать нас всех троих, допризывников рождения 1923 года, на фронт защищать нашу Родину, любимый советский народ от нападения фашистских разбойников. Мы с честью оправдаем доверие советского парода и будем биться до победного конца, пока не останется в живых ни одного фашиста. Просим райвоенкомат всех нас отправить в одну часть. Допризывники В. Корешев, Н. Кудряшов, В. Новиков»,—так сообщала коробовская районная газета «За коллективный труд» 26 июня 1941 года.
       «Фашисты в своих черных делах просчитались. Советский народ силен. Он развеет в прах всю свору бандитов. Уходя защищать нашу святую советскую землю, я об одном прошу своих товарищей по работе—коллектив торфотранспорта—работать по-ленински, высокопроизводительно. Как и весь наш народ, я уверен в победе над вражеской нечистью. Могучей лавиной мы сотрем с лица земли банду Гитлера. Наше дело правое. Враг будет разбит. Победа будет за нами»,—писал В. Ашастов в газете «Ленинская Шатура» 26 июня 1941 года.
       Некоторые направляли письма в Кремль:
       «Мы, девушки-работницы Коробовского райпищекомбината, Червякова Оля, Беликова Тоня, Ларина Настя, Шишонина Маруся, Куликова Шура и Соловьева Клавдия, до беспредельности возмущены бандитским налетом германских фашистов на нашу любимую страну. Мы как верные дочери матери-Родины просим зачислить нас добровольцами в ряды Рабоче-Крестьянской Красной Армии и направить на фронт.
       Мы клянемся тебе, товарищ Сталин, что вместе со своими отцами и братьями будем мужественно защищать страну от фашистских бандитов»,—сообщала газета «За коллективный труд» 27 нюня 1941 года.  
 В годы Великой Отечественной войны в Вооруженные Силы страны Шатурским, Коробовским и Кривандинским военными комиссариатами были призваны около 34 тысяч человек.
      В народное ополчение записались тысячи добровольцев. Сформированные из 600 добровольцев-шатурян и нескольких сотен коробовчан два батальона были направлены в Москву для пополнения дивизий народного ополчения. Их провожали горожане и жители близлежащих поселков и деревень.
      Один батальон влился в состав 2-й дивизии народного ополчения (с 26 сентября 1941 года—2-я стрелковая дивизия) Сталинского района Москвы, другой—в 18-ю дивизию народного ополчения (с 29 сентября 1941 года—18-я стрелковая дивизия, с 5 января 1942 года—11-я гвардейская стрелковая дивизия) Ленинградского района.
       2-я дивизия народного ополчения сформирована 3—7 июля 1941 года из рабочих и служащих заводов электролампового, трансформаторного, автотракторного оборудования, меховой фабрики, преподавателей и студентов автодорожного института и других, а также батальонов народного ополчения Балашнхинского, Серпуховского, Шатурского районов Московской области.
       Командиром дивизии был назначен преподаватель Военной академии имени М. В. Фрунзе генерал-майор В. Р. Вашкевич, комиссаром— В. Т. Крылов, начальником штаба—полковник И. П. Алферов.
       В начале сентября 1941 года дивизия в составе 19-й армии генерал-лейтенанта М. Ф. Лукина,- сменив части 133-й стрелковой дивизии, заняла оборону на рубеже по реке Днепр в районе деревень Серково, Сличило и Яковлеве. Она обороняла одно из самых ответственных направлений на дальних подступах к Москве. Бойцы дивизии прикрывали железную дорогу и автостраду Минск—Смоленск—Москва. На этом участке дивизия создала глубоко эшелонированную оборону, главными элементами которой были батальонные районы обороны. Огневые точки внутри районов обороны соединялись траншеями, а районы обороны— ходами сообщения. Подступы к переднему краю прикрывали минные поля и проволочные заграждения.
      В начале Московской битвы при прорыве противником обороны Западного фронта в октябре 1941 года дивизия стала арьергардом и упорно обороняла мосты через реки Днепр и Вязьму. 2 октября гитлеровцы ввели в бой крупные танковые силы и перешли в наступление; войска Западного фронта, не имея достаточно сил и средств, чтобы остановить врага, начали отход. Вместе с ними отходила 19-я армия. Подразделения 2-й стрелковой дивизии, прикрывая отход ее частей, стойко сдерживали натиск фашистов вдоль автострады Минск—Смоленск—Москва.
      Пока дивизия вела упорные оборонительные бои на рубеже по реке Днепр, фашисты, используя высокую маневренность своих подвижных подразделений, 7 октября захватили Вязьму и вышли восточнее города. Значительная часть советских войск, действовавших в этом районе, была окружена. Среди них оказалась и 2-я стрелковая дивизия, в которой воевали и шатурские добровольцы. Несмотря на исключительно трудную боевую обстановку, советские воины продолжали сражаться. Артиллеристы 970-го артиллерийского полка, ведя сосредоточенный и подвижной заградительный огонь, уничтожали врага в районах сосредоточения и на исходных рубежах для атаки. Фашисты так и не смогли форсировать Днепр восточнее Издешкова до тех пор, пока дивизия не получила приказ во второй половине дня 8 октября отойти на новый оборонительный рубеж по реке Вязьме. В ночь на 9 октября ее части начали отход. К середине дня дивизия вышла на рубеж по реке Вязьме и заняла оборону в районе деревень Марьино, Пекарево, Богородицкое.
   2-я стрелковая дивизия продолжала прикрывать отход главных сил 19-й армии и оперативной группы генерал-лейтенанта И. В. Болдина. Неоднократные попытки прорвать фронт противника и выйти в район Гжатска не имели успеха. Кольцо вражеского окружения сужалось.
    11 октября соединения 19-й армии и оперативной группы И. В. Болдина предприняли отчаянную попытку сломить сопротивление немцев и вырваться из окружения. В результате ожесточенной и кровопролитной схватки с фашистами некоторые части прорвали кольцо окружения и вышли к Можайской линии обороны.
    Действуя в составе 19-й армии, 2-я стрелковая дивизия вышла из вражеского окружения в районе деревни Богородицкое. Подразделения 1282-го и 1286-го стрелковых и 970-го артиллерийского полков вечером 11 октября атаковали боевые позиции врага и захватили деревню Пекарево. К рассвету 12 октября оставшиеся вышли из окружения. Потери были столь велики, что дивизия перестала существовать как боевое соединение.
    Из шатурских ополченцев после того ожесточенного боя в живых осталось только трое—командир взвода Ф. Беляков, танкист И. Карцев и пулеметчик П. Потемкин.
    Сотни солдат и офицеров дивизии, сражаясь в окружении, ценой своей жизни сковали на несколько недель продвижение 28 дивизий противника. Советское командование выиграло время для создания новой линии обороны. Героически отстаивая оборонительные рубежи в междуречье Днепра и Вязьмы, ополченцы дивизии внесли весомый вклад в общее дело разгрома немецко-фашистских войск под Москвой.
    Маршал Г. К. Жуков в своих воспоминаниях писал: «Благодаря упорству и стойкости, которые проявили наши войска, дравшиеся в окружении в районе Вязьмы, мы выиграли драгоценное время для организации обороны на Можайской линии обороны. Пролитая кровь и жертвы, понесенные войсками окруженной группировки, оказались не напраными. Подвиг героически сражавшихся под Вязьмой советских войск... еще ждет должной оценки...».
   18-я дивизия народного ополчения была сформирована 3—7 июля 1941 года из рабочих и служащих заводов «Изолятор», имени Менжинского, Осоавиахима, Второго часового, фабрик «Большевик», «Ява», преподавателей и студентов московских институтов—авиационного имени Г. К. Орджоникидзе, пищевого, второго педагогического иностранных языков и других, а также батальонов народного ополчения Советского района Москвы, Дмитровского, Кировского, Коммунистического, Коробовского, Красногорского районов Московской области.
   Командиром дивизии был назначен полковник П. К. Живалев (позже полковник П. Н. Чернышев), комиссаром—полковой комиссар А. П. Логинов (затем В. П. Гаршин и А. М. Орлов), начальником штаба—полковник В. И. Вепрэ (затем А. Г. Шацков).
   В конце сентября 1941 года дивизия в составе 33-й армии генерал-лейтенанта М. Г. Ефремова заняла оборону на восточном берегу реки Днепр в районе села Волочек. В ходе Московской битвы вела оборонительные бои на Волоколамском направлении с 20 октября в составе 16-й армии генерал-лейтенанта К. К. Рокоссовского; в середине ноября участвовала в контрударе в районе Скирманово. Во время контрнаступления дивизия участвовала в освобождении города Истры. Свой боевой путь 11-я гвардейская стрелковая дивизия закончила в бывшей Восточной Пруссии. Награждена орденами Ленина, Красного Знамени, Суворова II степени и получила почетное наименование Городокской.
    Немногие шатуряне и коробовчане, ушедшие в народное ополчение, вернулись с полей сражений, большинство погибли, защищая Москву. В Москве, в Первомайском районе, в школе № 434 открыт музей 2-й дивизии народного ополчения и установлена мемориальная доска.
     Из тех, кто не попал в народное ополчение, в Шатурском, Ко-робовском и Кривандинском районах были сформированы истребительные батальоны.
   38-й Шатурский истребительный батальон, сформированный 3 июля 1941 года из рабочих и служащих городских предприятий и учреждений, размещался в городе Шатуре. Он состоял из штаба, отделения связи, четырех стрелковых и одного конного взводов. Командиром батальона был назначен полковой комиссар Белоусов, комиссаром — С. Ф. Москалев, начальником штаба—капитан Стаханов. С 10 октября 1941 года бойцы батальона находились на казарменном положении. Батальон был оснащен всем необходимым вооружением. Подступы к Шатурской ГРЭС № 5 охраняли бойцы батальона и рота войск НКВД, шесть круглосуточных постов патрулировали подходы к городу и вели воздушное наблюдение при воздушной тревоге. Непосредственное наблюдение за воздухом вели посты ВНОС 232-го зеннтно-артиллерийского дивизиона ПВО. Для работы в тылу противника из батальона были выделены две группы бойцов и группа истребителей танков численностью 40 человек. Кроме того, были организованы 18 групп содействия батальону. Патрули батальона задержали 879 подозрительных лиц, 43 из которых были осуждены.
     Истребительным батальоном в городе Рошаль, сформированным 3 июля 1941 года из добровольцев завода, различных городских организаций, студентов техникума, командовал лейтенант Н. Д. Сажин.
    В городе Волгограде в зале Воинской Славы на Мамаевом кургане на одном из гранитных знамен высечено имя старшины А. А. Гришина— командира Коробовского истребительного батальона. До войны Александр был инспектором Кривандинского, затем Коробовского райпо. Одним из первых пришел в военный комиссариат с просьбой направить добровольцем на фронт. Но его оставили здесь учить молодежь военному делу. Его знали и любили за доброту, честность, принципиальность. Кроме того, А. Гришин читал лекции, работал в клубе. В истребительном батальоне он организовал четкий график боевых дежурств, готовил ребят к боям; в окрестных деревнях создал истребительные взводы; разработал план партизанских действий на случай, если местность станет фронтовой полосой.
    В тревожное время Сталинградской битвы 56 бойцов истребительного батальона во главе со своим командиром после нескольких настойчивых просьб добровольно отправились на помощь сражающемуся Сталинграду. В составе 10-й дивизии НКВД они стойко защищали город. В разгар боя старшина роты А. Гришин обнаружил, что пулемет умолк, встав на место раненого пулеметчика, он открыл огонь по немцам. Вскоре пулемет был поврежден, тогда Александр бросился к другому умолкнувшему пулемету и вновь косил огнем наседавших фашистов. Медсестра роты Аня Бесчастнова подавала ему пулеметные ленты. Пулемет старшины продолжал уничтожать противника, его ряды редели. Когда пуля сразила бесстрашного командира, Аня продолжала разить врага. Гитлеровцы отступили, неся большие потери.
     Созданный в Шатурском районе Бакшеевский партизанский отряд из 125 человек был разбит на четыре группы. Одна включала 35 специально подготовленных для партизанских действий бойцов и командиров шатурского истребительного батальона, другие три по 30 человек в каждой были из числа партийного актива района. Осенью 1941 года выбрали место в нескольких километрах от поселка Радовицкий Мох в глухом лесу в местечке, именуемом Поганое, для базы партизанского отряда были завезены продукты, одежда, обувь, медикаменты, снаряжение, заранее подготовлены места конспиративных встреч, разработана четкая система передачи информации. К 27 октября 1941 года подготовительная работа по организации партизанских отрядов в Шатурском районе была закончена. Отрядам не пришлось действовать в условиях оккупации, разгром немецко-фашистских войск под Москвой ликвидировал эту угрозу.
    По приказу Верховного Главнокомандования 1 июля 1941 года в Шатуре начали формировать 232-й отдельный зенитно-артиллерийский дивизион среднего калибра. С 8 июля 1941 года он вошел в состав Тульского бригадного района ПВО, а с августа—в состав Московской зоны обороны ПВО. Командиром дивизиона был назначен капитан Батурин, комиссаром—батальонный комиссар Светлов, начальником штаба— капитан Глейберман.
     Командованию батальона до 30 июля 1941 года предстояло обучить солдат, призванных из запаса, ведению огня из зенитных орудий и с этой задачей оно успешно справилось. Руководство Шатуры оказало всестороннюю помощь при строительстве огневых позиций дивизиона. К 1 августа дивизион был приведен в боевую готовность по отражению воздушных налетов фашистов, прежде всего для прикрытия Шатурской ГРЭС № 5 и других объектов города.
    С октября 1941 года начались налеты на Шатурскую ГРЭС. Бойцы дивизиона даже в дни первых налетов проявили высокую боевую выучку, стойкость и слаженность. 8 октября над городом Шатурой был сбит первый самолет противника типа «Хенкель-111». К концу месяца налеты фашистской авиации участились до четырех-пяти в день. 31 мая 1942 года зенитчики сбили второй самолет «Хенкель-111». Последние налеты на Шатуру были 4, 5, 6, 20 и 21 июня 1943 года. За годы войны ни одна немецкая бомба не упала на Шатурскую ГРЭС, все налеты фашистских стервятников были отбиты бойцами дивизиона. За образцовое выполнение боевых задач бойцам 232-го зенитно-артиллерийского дивизиона ПВО 4 августа 1943 года вручено Боевое Знамя.
      Осенью 1941 года из мужчин старших призывных возрастов, проживающих на территориях сельских советов в восточной лесной зоне Шатурского района, были сформированы 13-й и 15-й плотницкие батальоны. Под непрерывными бомбежками немецкой авиации они строили в районе Сталинграда мост через Волгу, на передовой возводили дзоты, в белорусских болотах прокладывали гати для советских танков.
     С 5 по 19 декабря 1941 года в период битвы под Москвой в городе Шатуре размещался военно-полевой госпиталь 2307.
    Военный отдел Шатурского горкома партии принимал активное участие в разработке схемы наземной обороны города Шатуры и строительстве специальных оборонительных сооружений по превращению его в узел сопротивления. Эта работа была выполнена в соответствии с указаниями МК ВКП(б) и принята представителями Московской зоны обороны.
     Тысячи жителей городов, поселков, сел и деревень трех районов в составе 620-го строительного батальона возводили оборонительные рубежи на ближних подступах, помогали местной противовоздушной обороне в ликвидации последствий налетов немецкой авиации, строили аэродромы, очищали взлетные полосы от снега.
     За годы войны в Шатурском, Кривандинском и Коробовском районах военному делу обучились более 7,5 тысячи человек, более 3 тысяч приобрели военные специальности стрелков, минометчиков, пулеметчиков, автоматчиков, снайперов, истребителей танков, тысячи из них ушли на фронт. Только в Кривандинском районе 243 девушки, обученные военному делу, ушли защищать Родину.
     Подразделения Осоавиахима в трех районах обучили нормам ПВХО 65,6 тысячи человек. Так, в Кривандииском районе были подготовлены 613 групп бойцов и 48 команд групп самозащиты, 5 тысяч человек—по нормам ГСО и 3,6 тысячи—по нормам БГСО. Районная организация Красного Креста приняла в свои ряды 5 тысяч человек, вновь были созданы 62 первичные организации, подготовлены 65 медицинских сестер, 64 санитарных инструктора и 343 сандружинницы, из которых соответственно 35, 13 и 45 человек были направлены на фронт.
     За годы войны в Шатурском районе повысилась продуктивность скота, увеличилось поголовье колхозного стада, расширились посевы картофеля и овощных культур, решилась проблема семеноводства овощей. Осенью 1941 года отличился Митинский колхоз, собрав с каждого гектара более 250 центнеров огурцов и капусты. Стахановцам сельского хозяйства района было о чем рассказать. Новосидоровский колхоз в первую военную осень дал стране но 150 центнеров картофеля с каждого гектара, более 11 центнеров озимой ржи и 21 центнер овса. Следует отметить, что убирали урожай с полей преимущественно женщины и старики.
     В сельскохозяйственном сезоне 1942/43 года колхозы района обязались получить в среднем с каждого гектара не менее 10 центнеров зерновых, 125 центнеров картофеля, 200 центнеров капусты, 120 центнеров огурцов, 150 центнеров моркови, 200 центнеров свеклы и 1,5 центнера семенного клевера; добиться надоев молока не менее 2100 литров от каждой фуражной коровы. Было развернуто социалистическое соревнование среди работников молочнотоварных ферм по улучшению ухода и кормления молодняка; полному сохранению приплода молодняка крупного рогатого скота и овец; получению не менее 15 голов поросят на свиноматку. Колхозы района уже в 1944 году по сравнению с предвоенным временем сдали государству продукции в два раза больше.
    Несмотря на трудности военного времени, неплохих результатов добились колхозники и рабочие совхозов Кривандинского района. В 1944 году по сравнению с 1940 годом посевные площади картофеля возросли на 13 процентов, зерновых и овощей сохранили довоенный уровень. Хороших урожаев добились колхозы Алексино-Туголесский, Вяхиревский, Захаровский, Спириновский, Инюшинский и Дуреевский. В предпоследний год войны в Алексино-Туголесском колхозе (председатель—Фролов) урожай зерновых культур достиг свыше 10 центнеров с гектара, картофеля—100, моркови и свеклы—по 170, капусты—250 центнеров с гектара. За лучшие показатели по урожайности колхоз получил переходящее Красное знамя РК ВКП(б).
     В соревновании комсомольско-молодежных звеньев высокого урожая лучших результатов добились звенья Л. В. Морозовой и П. П. Жуковой из Бордуковского колхоза, получившие около 300 центнеров картофеля с гектара; звено 3. Е. Раевской из Инюшинского колхоза, собравшее более 200 центнеров картофеля и около 300 центнеров капусты с гектара.
    Кривандинская машинно-тракторная станция, имевшая 22 трактора, во время войны из года в год выполняла государственный план, а в предпоследний год войны выполнила план тракторных работ на 107,5 процента.
      Широкое развитие получили подсобные хозяйства и индивидуальное огородничество. Успешно справились со всеми задачами подсобные хозяйства заводов: № 14 Наркомата боеприпасов, Мишеронского стекольного «Пионер» и Пожинского деревообрабатывающего. Индивидуальное огородничество за годы войны выросло более чем в два раза. В 1944 году по сравнению с 1940 годом им занимались уже 8498 хозяйств рабочих и служащих, засевая огороды общей площадью 853 гектара.
     Кривандинцы в 1944 году сдали для Красной Армии около 4 тысяч пудов хлеба, превысили обязательные поставки по картофелю на 91,6 пуда, по овощам—на 14,5 и но зерновым—на 6,7 пуда.
    Сельские комсомольские организации Кривандинского района своими практическими делами помогали колхозам и совхозам в проведении сельскохозяйственных работ. Проводились воскресники по заготовке сочных кормов, работали молотильные бригады по обмолоту зерновых. В период сдачи государству зерна и картофеля создавались транспортные бригады, перевозившие на заготовительные пункты до 90 процентов сельскохозяйственной продукции в счет государственных поставок.
    Образцы самоотверженного труда показывали труженики полей и ферм Коробовского района. Посевные площади колхозных полей не только не уменьшились, но по отдельным культурам—овощи, картофель—даже расширились. Основные фонды колхозов в 1943 году по сравнению с 1939 годом увеличились с 2574 тысяч до 6902 тысяч рублей. Колхозы района в годы войны выполняли все государственные поставки сельскохозяйственной продукции, продавая значительное количество сверх плана. В 1944 году колхозы сдали государству сверх плана 325 тонн картофеля, 117 тысяч штук яиц, 108 килограммов шерсти, кроме того, сдали в фонд обороны 120 тонн картофеля и более 100 тонн овощей.
    Лучшими конюхами были Марфа Горева из Перхуровского колхоза, Никита Гуськов из Ленинского, Елизавета Трусова из Якушевичского, Илларион Кученин из Пронннского, Анна Широкова из Шеинского; лучшими доярками—Ольга Антонова и Пелагея Поддаваева из Кулаковского колхоза и Александра Кученипа из Пронинского, надоившие более 2 тысяч литров молока от коровы; лучшими свинарками—Мария Рогова из Волосунннского колхоза, Анна Малова и Наталья Тоскова из Середниковского; лучшими птичницами—Екатерина Радчикова из Самойлихинского колхоза, Екатерина Любашина из Перхуровского, Александра Серегина из Филинского, Василиса Климова из Шелогуровского, давшие по 80 яиц и более на одну несушку.
     В трудное военное время в колхозах района было построено 16 скотных дворов, 10 свинарников, девять овчарников и восемь телятников. Большое общественное строительство провели колхозы Высо-ковский, Кулаковский, Пекинский и другие.
      В Коробовской МТС объем тракторных работ в 1944 году по сравнению с 1940 годом вырос на 104 процента. Коробовская МТС в предпоследний год войны перевыполнила планы тракторных работ и увеличила выработку на 15-сильный трактор.
      Хорошо работали Дорофеевский, Пекинский, Старо-Черкассовский, Самойлихинский колхозы, собравшие в 1944 году повышенный урожай зерновых и картофеля. Лучшими среди комсомольско-молодежных звеньев высокого урожая были звено Клавдии Щербаковой из Самойлихинского колхоза, собравшее более 300 центнеров картофеля с гектара, звено Колгановой из Шмелевского колхоза, получившее 356 центнеров, звенья Балакиной и Кутыревой из Зименковского колхоза, снявшие по 380—390 центнеров картофеля с гектара.
 

 

 

 

 

 


 Здание Кривандинского военкомата. Снимок 2010 года.
 

 Выпускники Кривандинской школы 1941 года.
 
025-1.jpg

 

 Заметка "Выпускники" Семена Ивановича Тюльпакова в Кривандинской газете "Большевик, май 1941 года.
 
sah01-1.jpg
 Ребята 1922-24 годов рождения. Все они, кроме Мити Галкина, погибли в первый год войны.
Слева направо - Коля Дорохин, Женя Бурлаков, Петя Киселев, Женя Абдулин,
Митя Галкин (вернулся с фронта), Толя Добряков, школьный военрук (?).
(фотоснимок из архива Татьяны Васильевны Левиной)
 
sah03-1.jpg
 Учителя - Зайцев Василий Иванович и
Асташин Александр Гаврилович?,
также погибшие в самом начале войны.
(фотоснимок из архива Татьяны Васильевны Левиной)
 

 Похоронка на Давыдова Николая Николаевича
 

 

 Александр Иванович Матвеев у Брандербургских ворот в Берлине. Фотоснимок из архива Матвеевых.
 voenkomat-1.jpg
 "На мобилизационном пункте" - фотоснимок 1941 года 

 

pismo-1.jpgpismo2-1.jpg

 

 Письмо с фронта Дмитрия Михайловича Корнеева сестре Шуре (Александре Михайловне Корнеевой)

1-12.jpg

Корнее Дмитрий Михайлович

izveshenie-1.jpg

 Извещение-похоронка на Дмитрия Корнеева

schkolniki-1.jpg 

Кривандинские мальчишки 1941 год. Единицы из них остались в живых восле войны. 

 
 
 
 
 

 

 

 

 

 
 
 

 

     

 

Комментарии
Добавить новый Поиск
Виктор   |2011-10-18 19:31:03
Горько и больно, что последние оставшиеся в живых ветераны чувствуют себя не
Победителями, а побежденными.
Оставить комментарий
Имя:
Email:
 
Тема:
 
:angry::0:confused::cheer:B):evil::silly::dry::lol::kiss::D:pinch:
:(:shock::X:side::):P:unsure::woohoo::huh::whistle:;):s
:!::?::idea::arrow:
 
Пожалуйста, введите проверочный код, который Вы видите на картинке.
Русская редакция: www.freedom-ru.net & www.joobb.ru

3.26 Copyright (C) 2008 Compojoom.com / Copyright (C) 2007 Alain Georgette / Copyright (C) 2006 Frantisek Hliva. All rights reserved."

Последнее обновление ( 06.06.2021 )
 
< Пред.   След. >
Advertisement

Голосования

Ну как Кривандинский сайт?
 
Яндекс.Метрика